ВУДСТОК НАШ: украинское измерение американских 1960-х годов

Шестидесятые годы двадцатого века в Северной Америке – это эпоха рок-н-ролла, сексуальной революции и студенческих бунтов. В США молодёжь «оккупировала» университетские городки, присоединялась к маршам за права чернокожих и устраивала бурные протесты против войны во Вьетнаме. В Канаде было поспокойнее – как-никак, эта страна нигде не воевала, – но и здесь студенты не менее шумно проявляли свою гражданскую позицию. Все эти события не могли обойти стороной украинскую диаспору.  

ОТЦЫ И ДЕТИ. Послевоенная украинская диаспора в США и Канаде была сообществом достаточно консервативным. Политические и религиозные лидеры диаспоры в большинстве своем призывали американских украинцев поддерживать правые политические силы – в США республиканскую партию, в Канаде – консерваторов. «Зато иначе обстоит дело с нашей молодежью, в первую очередь, со студенческой молодежью», – писал журналист Любомир Онишкевич в эмигрантском журнале «Пластовий шлях». Новое поколение заокеанских украинцев было уже неотъемлемой частью тамошнего общества, жило теми же проблемами и настроениями, что и их сверстники – американцы и канадцы. Так что нет ничего удивительного в том, что волна молодежной революции 1960-х годов захлестнула и его.

НА БАРРИКАДАХ. Среди бунтующих американских студентов было немало украинцев. Например, студент Мичиганского университета Джон-Пол Химка участвовал во всех антивоенных демонстрациях в родном университете, ездил на протесты в Детройт и Вашингтон, а также на легендарный рок-фестиваль в Вудстоке. А Хелен Потребенько из Ванкувера сотрудничала с газетой «Pedestal», пропагандировавшей феминизм и женское освобождение. Уже упоминавшийся нами Любомир Онишкевич отмечал, что среди украинских студентов бунтарей и революционеров куда больше, чем консерваторов. И это вызывало недетское беспокойство у политических лидеров диаспоры. Ведь и в жизни украинского сообщества многие студенты тоже «гнули» радикальную линию.

СЛОВОМ… Активист «Украинской студенческой громады» в Нью-Йорке Роман Купчинский говорил, что не нужно ехать в советский Киев, чтобы узнать, что такое нарушение свободы слова – этого добра хватает и в украинском Нью-Йорке. Ведь в неприязни к любой независимой мысли многие вожди украинской эмиграции мало отличались от коммунистических чиновников, разве что возможностей эту мысль подавить у них было куда как меньше. В 1960-х годах появляются студенческие газеты и журналы, совершенно не похожие на традиционные издания диаспоры. Вместо историй о героическом прошлом Украины и поздравлений с религиозными праздниками тут печатаются статьи о местных и чисто студенческих проблемах, авторы которых не боялись идти наперекор мнению авторитетов. Самыми смелыми были «Нові напрямки», издававшиеся упомянутой выше студенческой громадой Нью-Йорка на двух языках – украинском и английском, и канадские журналы «Мета» (Торонто, на английском языке) и «Діялог» (Торонто, позже Эдмонтон, на украинском языке).

…И ДЕЛОМ. Украинские бунтари принимали участие во всех забастовках и демонстрациях – со своими собственными транспарантами. Например, в Эдмонтоне они сдружились с эмигрантами из тогдашней эфиопской провинции Эритрея. Оказалось, что у украинцев с африканцами много общего: и те, и другие хотели видеть свою родину независимой: первые от СССР, а вторые – от Эфиопии. Кроме того, в Канаде украинская молодежь организовала контркультурное сообщество под названием «Громада» и создала жилищный кооператив, который существует и по сей день. А женщины из этой среды стояли у истоков современного канадского феминизма: например, Мирна Косташ и Галина Фриланд.

СВЯЗИ С РОДИНОЙ. Все эти молодые украинцы были убежденными сторонниками левых идей и, в то же время, настолько же убежденными противниками СССР. Например, журнал «Діялог» выходил под лозунгом «За социализм и демократию в самостоятельной Украине». «Как мы понимали, Советский Союз был огромной преградой для лучшего мира, для социалистического мира», – вспоминает Джон-Пол Химка. – Потому что все говорили: вот социализм, пожалуйте! И мы все знали, что это за социализм…». Поэтому украинская молодежь поддерживала украинских диссидентов (например, Ивана Дзюбу), проводила демонстрации с требованием освободить советских политзаключенных и даже пыталась контрабандой переправлять свои издания в Украину.

ПОЛВЕКА СПУСТЯ. Многие американские украинцы, в 1960-х годах участвовавшие в студенческих волнениях, стали влиятельными учеными и общественными деятелями. Например, Джон-Пол Химка сегодня – известный историк, Богдан Кравченко – политолог, Марко Бойцун – экономист, Мирослав Шкандрий и Роман Сенькусь – культурологи. Мирна Косташ стала известной писательницей – в 1990-х она даже возглавляла Союз писателей Канады. А дочь Галины Фриланд – Христя Фриланд – стала министром международной торговли в правительстве Джастина Трюдо.

Сергей Ищенко

Поделиться

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами