Что такое Стокгольмский синдром? Почему психологи в это не верят?

КАК ПОЯВИЛОСЬ НАЗВАНИЕ?

Ограбление шведского банка в августе 1973 года могло остаться незамеченным для мировой истории, если бы не дало название психологической аномалии. Тогда двое нападавших взяли в плен четверых сотрудников финучреждения и закрылись с ними в хранилище размером 3×14 метров. В течение шести дней мир следил за развитием событий, пока полиция не пошла на штурм и не освободила заложников.

Но вместо благодарности за освобождение, жертвы выступили в поддержку грабителей, обвинив власти в произошедшем. В итоге одного из нападавших суд оправдал. Эти события подтолкнули шведского психиатра и криминалиста Нильса Бейерута к введению термина «стокгольмский синдром».

КАК ВОЗНИКЛА СВЯЗЬ?

Почему пленники прониклись таким внезапным доверием к террористам, что стало причиной парадоксальной реакции их психики?

В небольшом помещении, в напряженной психологической обстановке грабители и пленники играли в крестики-нолики, рассказывали друг другу о себе. Когда одной из сотрудниц стало холодно, преступник дал ей свою куртку. У другой женщины случился приступ клаустрофобии, и грабители выпустили ее прогуляться, правда, на привязи.

По мнению психологов, связь возникает, потому что преступникам выгодны живые и покладистые заложники. Чтобы этого добиться, они входят в доверие к жертве, которая в такой ситуации занимает пассивную позицию.

Для заложника доверительные отношения с террористом-захватчиком кажутся гарантией безопасности.

КАК РАСПОЗНАТЬ СИНДРОМ?

У «стокгольмского синдрома» есть характерные признаки:

Во-первых, жертвы начинают отождествлять себя с теми, кто взял их в плен. Подсознательно людям кажется, что преступники не навредят им, если они будут действовать сообща. Жертвы пытаются добиться доверия захватчиков.

Во-вторых, жертвы понимают, что операция по их спасению может навредить и им самим. Если их не убьют разъяренные действиями полиции преступники, то вполне могут погибнуть от шальной пули освободителей.

В-третьих, за время плена жертва начинает видеть в преступнике человека, сопереживать ему. Особенно сильно это проявляется, когда захватчики преследуют политические или религиозные цели. Пленник даже может перейти на сторону похитителей.

Нередко жертвы признаются, что воспринимали все происходящее, как плохой сон, и считали, что это происходит не с ними.

ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ ПОЛЕЗНО?

Это может показаться нелогичным, но полиция не против развития у заложников и террористов «стокгольмского синдрома».

Наоборот, одна из задач переговорщиков в таком случае – не помешать развитию синдрома, а наоборот, спровоцировать его возникновение. Это повышает шансы заложников остаться в живых.

В то же время, полноценных исследований «стокгольмского синдрома» не проводили. Поэтому в психологии мнения о его существовании разделились. По словам клинического психолога из Университета Эмори Надин Каслоу, нет никаких убедительных доказательств существования этой аномалии, а тему просто раздули СМИ.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт
опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами