Реестр педофилов: какие риски не учитывают обеспокоенные родители?

В Украине хотят принять закон, аналогичный американскому «закону Меган», который назван так в память о девочке, изнасилованной и убитой в 1994 году в США. Этот закон подразумевает доступ общественности к данным об осужденных за сексуальные преступления в отношении детей. Инициативу поддерживают Нацполиция, большое число народных депутатов и общественность. Однако Верховная Рада пока не пошла дальше увеличения сроков тюремного заключения для педофилов. EtCetera выяснял, какие риски содержит в себе идея открытого реестра таких преступников.

ФАКТ. Реестры педофилов доступны гражданам многих стран Европы (в том числе Польши), а также канадцам и американцам. Израиль и Россия также обсуждают возможность создания таких списков и открытия доступа к ним. Главный мотив: родители имеют право знать о том, что поблизости проживает человек, ранее осужденный за сексуальные преступления против несовершеннолетних.

С июня 2018 года в Верховной Раде Украины лежит законопроект, который, помимо химической кастрации для осужденных за половые преступления против несовершеннолетних, предполагает создание открытого реестра педофилов. Инициировала его разработку Нацполиция. В ведомстве уверены, что принятие документа поможет сократить количество хотя бы повторных преступлений в отношении детей.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ? Реестр представляет собой электронную базу с информацией о месте жительства осужденного, его преступлении, виде уголовного наказания и фактически отбытого им наказания, информацию о применении к лицу химической кастрации или об уклонении от нее. Такая база данных уже существует – сейчас доступ к ней имеют только Нацполиция и прокуратура. То есть: создавать ее заново в случае принятия закона об открытом реестре не нужно. Потребуется лишь изменить механизм доступа. Согласно последней редакции законопроекта, к базе данных, помимо правоохранителей, будут иметь доступ должностные лица, работающие с детьми.

Мустафа НАЙЕМ, народный депутат Украины:

Право на получение информации из реестра имеют (согласно тексту доработанной версии законопроекта. – Ред.) руководители учебных заведений, учреждений здравоохранения и других учреждений, которые предоставляют медицинские, образовательные, социальные услуги малолетним.

ОБРАТНАЯ СТОРОНА. Эксперты Харьковского института социальных исследований Денис Кобзин и Андрей Черноусов проанализировали идею открытого реестра с точки зрения рисков для общества и человека, ранее осужденного. Они отмечают, что в нынешнем виде законопроект несет угрозу правам человека. Главными рисками являются:

Стигматизация. Доступ к данным о человеке и совершенных им преступлениях приведет к его стигматизации (здесь: навешивание негативных ярлыков.EtCetera) и затруднит адаптацию в обществе после того, как он отбудет наказание.

Пожизненное наказание. Попадание в реестр фактически превращается в пожизненное наказание для человека, который уже отбыл свое наказание по закону. Он теряет шанс на возвращение в общество.

ОТМЕТИМ. Опыт США показал, что доступ общественности к информации о преступлениях против детей часто приводит к безосновательному самосуду. Людям не нужен повод (повторное преступление) для травли или убийства человека, ранее осужденного за изнасилование ребенка, они просто узнают адрес и начинают преследование. Если такой человек становится объектом травли, его социальное положение ухудшается, он становится затворником или беглецом и нередко заканчивает жизнь самоубийством.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами