Продать непроданное: что делают с товарами крупные бренды?

В июле британский бренд Burberry оказался в центре скандала – были уничтожены нераспроданные товары на сумму свыше 117 миллионов долларов. Поступку возмутились не только экологи, но и акционеры – компания не предложила раздать одежду нуждающимся или распродать по скидке.

РАСПРОДАЖА! Нераспроданные вещи – настоящая беда для производителя, и существует много способов от них избавиться. Почти все они могут нанести урон репутации компании-производителя.

Крупные монобрендовые сети, такие как Adidas, Nike или Puma, создают аутлеты. Так называются магазины, где вещи прошлогодней коллекции продаются со значительными скидками. Другой вариант – отправить вещи в мультибрендовые дисконтные магазины, которые распродают одежду прошлых сезонов. Но аутлеты и дисконтные магазины не гарантируют полного избавления от старых вещей, и с ними надо что-то делать.

ПО-ХОРОШЕМУ. По идее, компании не должны уничтожать вещи. В таком случае одежда из старых коллекций или с небольшим браком отправляется малоимущим людям, а со значительным браком – на переработку.

Утилизироваться должен только тот товар, который не подлежит восстановлению – например, вещи, которые были случайно повреждены при транспортировке и складировании.

ПО-ПЛОХОМУ. Но люксовым производителям одежды выгоднее уничтожать вещи, а не жертвовать их. Брендам не выгодно, чтобы их вещи продавали со скидками или отдавали бесплатно малоимущим. Это маркетинговая стратегия, направленная на формирование причастности к «закрытому клубу» тех, кто может себе позволить дорогие качественные вещи.

А ВДРУГ? По мнению брендов, люди могут купить вещь в секонд-хенде за бесценок, а могут прикинуться бездомными, чтобы забрать вещь бесплатно. Люксовые бренды беспокоятся о том, что мошенники могут приобрести вещь на распродаже или в секонд-хенде, а затем попытаться вернуть их в фирменный магазин за полную стоимость.

ДЫРА НА РОВНОМ МЕСТЕ. Поэтому между поставщиками и магазинами существует дополнительное соглашение: продавцы дают список непроданных товаров, бренды возвращают за них деньги. После этого продавец повреждает товар, чтобы сделать его непригодным для использования, и выбрасывает. Например, в Walmart используют специальную машину, которая пробивает дыры в непроданной одежде.

ПОПАЛИСЬ. В 2017 году в мусорном баке магазина Nike в Манхэттене обнаружили несколько мешков, в которых лежали новые кроссовки и спортивная одежда. Все вещи были изрезаны и непригодны для носки.

В декабре того же года около нью-йоркского магазина EddieBauer обнаружили мешок с выброшенными и изрезанными вещами. Ситуация усугублялась тем, что в Нью-Йорке большое количество бездомных, которым одежда весьма бы пригодилась в декабре.

На подобных действиях ловили практически все крупные бренды.

БЕЙ, КРУШИ. Бывшие сотрудники компании UrbanOutfitters рассказали, как они уничтожали  нераспроданные товары, которые запрещалось отдавать на благотворительность. Обувь обливали зеленой краской, мебель и косметику портили всеми возможными способами.

КОСТЕР ИЗ СУМОЧЕК. Французский бренд LouisVuitton в конце года сжигает все нераспроданные сумки. Компания не устраивает распродаж – это делается для поддержания элитарности и защиты бренда, ведь дефицит и дороговизна делает сумку предметом роскоши.

ПЕРЕВОСПИТАЛИСЬ. Шведский производитель H&M много раз попадал в скандалы, в том числе и из-за утилизации вещей. В 2010 году сотрудники нью-йоркского филиала испортили зимние вещи. Этот поступок вызвал неодобрение общества: уничтожение вещей вместо благотворительности больно ударило по репутации компании.

Чтобы вернуть лояльность, H&M открыла программу по сбору и переработке ненужных вещей. В магазинах установили специальные корзины, куда клиент может бросить любую одежду, даже другого бренда. Вещи сортируют, а затем отправляют их либо в секонд-хенд, либо на переработку.

Кроме того, H&M помогает снабжать электроэнергией целый регион Швеции, отправляя в печь электростанции тонны вещей, непригодных для продажи или благотворительности.

НЕЭКОЛОГИЧНО. Уничтожение вещей загрязняет окружающую среду и обходится довольно дорого. Согласно данным Института мировых ресурсов, для производства одной хлопчатобумажной рубашки тратится 2,7 тонны воды – столько же воды потребляет человек за 2,5 года. А каждый год сжигаются и портятся миллионы таких рубашек, чтобы освободить место на полках магазинов для новой продукции.

Но, с юридической точки зрения, бренды уничтожают собственную продукцию, поэтому могут делать все, что захотят.

Читайте также: МИЛЛЕНИАЛЫ ПРОТИВ БРЕНДОВ: КТО КОГО ПОБЕДИТ?

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами