ПОСТПРАВДА: Что это такое и как это работает в Украине?

Новое модное слово – «постправда» – все чаще звучит в сообщениях мировых СМИ и мелькает в колонках аналитиков. В Украине оно пока не получило широкого распространения, но явление, обозначаемое этим словом, давно стало реальностью в нашей стране. ETCETERA объясняет, что значит «постправда» и почему это важно.

О ЧЕМ ВООБЩЕ РЕЧЬ? «Обстоятельства, в которых объективные факты меньше влияют на формирование общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям», – так объясняет значение слова «post-truth» (постправда) Оксфордский словарь английского языка. Как видим, все очень просто. Не секрет, что люди нередко больше прислушиваются к чувствам и эмоциям, чем к голосу разума. А значит, эмоции вполне могут пересилить факты. Поэтому, если ты хочешь привлечь людей на свою сторону – обращайся к эмоциям. Эту нехитрую истину давно освоили политики и лидеры мнений.

ОТКУДА ВЗЯЛАСЬ ПОСТПРАВДА? Ещё в 1992 году американский журнал «The Nation» опубликовал размышления сценариста Стива Тесича о том, как люди по собственному желанию ловятся на крючок информационных манипуляций. Мир, в котором люди сами хотят быть обманутыми, Тесич назвал «миром постправды». А после того, как британцы проголосовали за выход из Евросоюза, а американцы избрали президентом Дональда Трампа, выдуманное им слово получило всемирное признание. В 2016 году Оксфордский словарь назвал «постправду» словом года.

КАК ЭТО РАБОТАЕТ?

Достоверность больше не достоверна. Доказать что-либо сейчас сложнее, чем раньше. Если 50 лет назад, например, фотография считалась достоверным доказательством, то сегодня она запросто может оказаться фотошопом. Этим обстоятельством активно пользуются политики, делая заявления, которые не основываются на фактах и не подтверждены ничем, кроме сомнительного «А почему бы и нет?». Дональд Трамп во время своей избирательной кампании неоднократно обвинял либеральную прессу во лжи. Ни одно его обвинение так и не было доказано, но сторонникам Трампа это было не нужно. Ведь, по логике постправды, если одно издание однажды соврало, значит, врать могут и все остальные. Кстати, символ нового времени – постправда – нередко идет рука об руку со старой как мир «теорией заговора». Сторонников политика убеждают, что за критикой того же Трампа обязательно стоит заговор истеблишмента и хозяев масс-медиа, а, например, все противники Владимира Путина – непременно марионетки американского Госдепа.

Ложь оправдана. В эпоху интернета и соцсетей фальшивые новости распространяются быстрее, чем их опровержение. Классический пример – история о девочке Лизе, которую в начале 2016 года якобы изнасиловали арабские беженцы в Берлине. Сообщение оказалось лживым от начала до конца, тем не менее было подхвачено многими СМИ, вызвало массовые уличные протесты и значительно повысило популярность партии, выступающей за запрет иммиграции.

Если тебя уличили во лжи – продолжай лгать. Если заявление политика противоречит фактам, не беда – факты можно просто игнорировать. Громкие обвинения воспринимаются куда лучше, чем скучные расчеты специалистов. Так, сторонники выхода Великобритании из ЕС заявляли, что участие в Евросоюзе якобы обходится стране в 350 млн. евро в неделю. Эта цифра была неоднократно опровергнута экспертами, тем не менее, ее продолжали использовать вплоть до дня референдума.

Никогда не оправдывайся. Если политик меняет риторику на прямо противоположную, это совсем не означает, что он должен признаваться во лжи или оправдываться за смену курса. Всегда можно сказать, что «не все так однозначно» и «давайте рассмотрим другие варианты», или просто промолчать. Владимир Путин на протяжении года отрицал участие российских военных в событиях в Крыму весной 2014 года. А когда признал, что оно все же имело место, предпочел вообще не комментировать свои предыдущие слова.

Слова ничего не значат. Заявлять одно, а делать совершенно противоположное – еще одна характерная особенность постправды. Дональд Трамп может заявлять о защите христианских ценностей и собирать голоса фанатичных евангелистов, что не мешает ему вести образ жизни, совершенно не похожий на евангельские образцы.

Уничтожай оппонентов. Интернет-троллинг становится все более распространенным оружием в политической борьбе. Во время избирательной кампании Дональда Трампа его сторонники подвергали оппонентов массированной травле в интернете, угрожали им в личных сообщениях в соцсетях, публиковали адреса и личные данные их самих и членов их семей. Например, журналисту Дэвиду Френчу и его супруге на протяжении целого года присылали сообщения с оскорблениями и угрозами.

ЕСТЬ И ДРУГОЕ МНЕНИЕ. Впрочем, датские политологи Руне Меллер Сталь и Бу Рюбнер Хансен считают, что никакой «постправды» не существует. По их мнению, ложь, манипуляция и обращение к эмоциям используются политиками, вероятно, с тех самых пор, когда тем впервые понадобилась поддержка избирателей. Например, в 2003 году поводом для американского вторжения в Ирак стали так и не подтвердившиеся обвинения в адрес Ирака в производстве оружия массового поражения.

ПОСТПРАВДА В УКРАИНЕ. Для нашей страны практика постправды не является чем-то новым и использовалась политиками задолго до того, как появилось само это понятие. События Евромайдана, оккупация Крыма и российское вмешательство на Донбассе только обострили эту ситуацию. Фейковые новости, призванные играть на эмоциях (вроде пресловутой истории о «распятом мальчике» в Славянске или спекуляций вокруг трагических событий 2 мая 2014 года в Одессе), стали важным оружием российской пропаганды. С другой стороны, примеры информационных манипуляций можно найти и с украинской стороны – например, значительно приукрашенные сообщения о последствиях западных санкций для российской экономики.

Используется политика постправды и для «внутреннего пользования». Можно вспомнить, например, историю с «группами смерти» в соцсетях, якобы подталкивавших подростков к суициду. Расследования, проведенные полицией, так и не предоставили реальных доказательств опасности этих сообществ. Тем не менее, сомнительный скандал имел вполне реальные последствия: нескольких администраторов групп задержали, а в конечном итоге деятельность «групп смерти» стала одним из поводов для блокировки российских соцсетей в Украине.

Как и на Западе, распространение фальшивых новостей и недостоверных данных в Украине стало возможным благодаря соцсетям. Например, в 2015 году в украинском «Фейсбуке» появилась информация о том, что якобы в Дании правом голоса на выборах обладают только налогоплательщики. Несмотря на то, что этот фейк легко опровергнуть, он продолжает «гулять» по соцсетям, время от времени появляясь даже в публикациях топ-блогеров и комментариях «экспертов». Кстати, некомпетентные «эксперты» – также весьма болезненная проблема. Например, даже многие крупные издания публикуют мнения «военного эксперта» Алексея Арестовича, хотя его компетентность вызывает большие сомнения.

ЧТО СО ВСЕМ ЭТИМ ДЕЛАТЬ? На самом деле, ответа на вопрос, может ли общество сопротивляться постправде, нет. Причем не только в Украине, но и в мире в целом. Мы же можем посоветовать только «противоядие»: проверяйте факты, доверяйте только проверенной информации, и, в конце концов, выбирая, кого из политиков поддержать и к какой точке зрения примкнуть, руководствуйтесь разумом и логикой, а не эмоциями.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами