Политликбез. Что в Украине называют «социализмом» и почему это неправильно?

Политликбез. Что в Украине называют «социализмом» и почему это неправильно?

 
 
00:00 / 4:23
 
1X

В проекте ПОЛИТЛИКБЕЗ на сайте EtCetera мы говорим о тех словах, которые часто слышим в выступлениях политиков и встречаем в публикациях (в том числе и на нашем сайте), но не всегда понимаем, о чем идет речь. Чем политики, увы, нередко пользуются.

Когда некоторые наши эксперты хотят обидеть кого-нибудь из политиков или чиновников, они называют его «социалистом». В их понимании «социалист» – это одновременно и чиновник-бюрократ, который стремится все контролировать и усложняет жизнь бизнесу, и политик-популист, который обещает электорату заведомо недосягаемые «социальные плюшки». А еще социализм был в Советском Союзе. В общем, в нынешней Украине это слово стало своего рода воплощением всего плохого.

Тем не менее, во всех европейских странах есть влиятельные социалистические и социал-демократические партии, которые нередко формируют правительства. Собственно говоря, та Европа, которая нам так нравится и которой мы стремимся подражать – с высоким уровнем жизни, уважением к правам человека и демократией – это, в значительной степени, как раз продукт деятельности этих самых партий.

В Европе социалистами называют тех политиков, экспертов и активистов, которые отстаивают интересы работника и потребителя, а не работодателя и производителя. Поэтому социалисты имеют влияние в профсоюзах, в разных правозащитных организациях и в объединениях, которые представляют интересы местных общин. Их главная цель – не поставить все под контроль государства, как думают наши доморощенные эксперты, а обеспечить как можно более справедливое распределение ресурсов и благ между всеми участниками общества.

Как видите, ничего крамольного здесь нет. Если бизнес может защищать свои интересы, продвигать выгодные ему законы и устанавливать правила, то и работники должны иметь такую возможность. Иначе общество ждут постоянное социальное напряжение и классовая борьба в лучших традициях XIX века.

И не надо тут говорить о Советском Союзе. В Советском Союзе социализма толком никогда и не было, да и не могло быть. Была некая разновидность государственного капитализма, но об этом — как-нибудь в другой раз. Впрочем, в Западной Европе социализма тоже нет. Даже в Швеции. Это тоже капитализм, только более гуманный и социально ориентированный.

Под социализмом обычно понимается некое новое устройство, которое придет на смену капитализму. Скажете, утопия? С одной стороны, да. Но, с другой стороны, эта утопия уже не кажется такой уж нереалистичной. Конечно, привычные экономические модели никуда не делись и, вероятно, будут существовать еще очень-очень долго. Но, как пишет британский обозреватель Пол Мейсон, «в нишах и ямах рыночной системы огромные части экономики начинают двигаться в другом ритме».

Как и предполагали полтора века назад бородатые классики, новые технологии порождают необходимость в новых общественных отношениях. Компьютеризация и роботизация привели не только к тому, что целые профессии стали ненужными, но и к тому, что даже работников «нужных» профессий необходимо намного меньше, чем раньше. Новые возможности размыли границы между работой и свободным временем и, в конечном счете, значительно ослабили связь между работой и оплатой труда.

Журнал Economist с удивлением и восхищением пишет: «3D-принтер позволит сделать что угодно и где угодно – хоть в гараже, хоть в африканской деревне». Человек, который творит наедине со своим ноутбуком, перестает быть винтиком в системе массового производства и сможет выйти за пределы одиночества, наполненного товарами и потреблением.

Этой новой экономике больше не нужна классическая жесткая модель производства, как на заводах Форда, построенная на строгой вертикальной иерархии. Она создает сеть горизонтальных связей и взаимодействия между равными людьми. Вот, к примеру, самый масштабный информационный продукт в мире – всем нам хорошо знакомая Википедия. Она создается совершенно бесплатно добровольцами, тратящими на это своё свободное время – уже одно это ставит под сомнение логику капитализма. Свободное время, сетевая активность, бесплатные вещи, нерыночное производство, распространение информации, которая никому не принадлежит, предприятия без начальников, пиринговые компьютерные сети, основанные на равноправии участников, – вот те понятия, которыми будут оперировать экономисты будущего.

Вряд ли это будет тот традиционный социализм, о котором размышляли мечтатели и романтики в позапрошлом веке. Но то, что это не будет традиционный капитализм, к которому привыкли мы, – однозначно.

На сегодня все. Если у вас есть что сказать – не молчите, оставляйте ваши мнения и предложения в комментариях под записью и не забывайте слушать нас на сайте EtCetera.

Читайте и слушайте также: ПОЛИТЛИКБЕЗ. ЗАЧЕМ ДЕПУТАТУ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ?

Поделиться

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Читайте на ETCETERA

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами