Почему Сингапур не самый лучший пример для подражания

Первая ассоциация, которая возникает у большинства украинцев при слове «Сингапур» – это «экономическое чудо». А фраза основателя этого города-государства, Ли Куан Ю, о трех друзьях, которых обязательно нужно посадить правителю, прочно вошла в лексикон блогеров и политиков. И действительно, Сингапур впечатляет: стремящиеся к небесам стеклянные небоскребы, позолоченные фонтаны, почти стерильные улицы. А еще – успешное преодоление коррупции и первые места по экономическим показателям. Казалось бы, чем не образец для подражания? Однако, на самом деле не все так просто.  

ОТЕЦ И СЫН. Пропагандисты «сингапурского чуда» почему-то не любят говорить о том, что первые места Сингапур занимает только в экономических рейтингах. С политикой и социалкой дела в городе-государстве обстоят далеко не так гладко.

Неувязки начинаются с самых высших эшелонов власти. К примеру, тот самый Ли Куан Ю возглавлял Сингапур в течение 31 года. И даже покинув пост премьер-министра, продолжал занимать ключевые должности в правительстве. А с 2004 года Сингапур возглавляет – кто бы вы думали? — родной сын отца-основателя, Ли Сянь Лун. Причем власти не видят в этом ничего плохого. Наоборот, такая семейственность, утверждают они, полностью соответствует конфуцианским традициям, большим поклонником которых был Ли Куан Ю.

ОЛИГАРХИЯ ПО-СИНГАПУРСКИ. Основатель Сингапура, возможно, действительно отправил за решетку тех самых пресловутых «трех друзей». Тем не менее, в рейтинге клановых экономик, по версии журнала The Economist, Сингапур занимает четвертое место. Украина, к слову, на пятом месте.

Под клановой экономикой авторы рейтинга имеют в виду ситуацию, когда бизнес зарабатывает деньги за счет близости к власти. То есть, речь идет о том явлении, которое в Украине принято называть «олигархией». По подсчетам издания, состояние сингапурских олигархов, заработанное с помощью связей с госструктурами, составляет более 10% ВВП страны.

ВЫБОРЫ БЕЗ ВЫБОРА. С формальной точки зрения, в Сингапуре многопартийная система. Тем не менее, с момента обретения городом независимости у власти находится одна политическая сила – Партия народного действия.

Конечно, можно предположить, что популярность правящей партии в народе так высока, что граждане из года в год оказывают ей доверие. Однако, если на каком-нибудь избирательном округе слишком много голосов набрал оппозиционный кандидат, до следующих выборах такой округ может не дожить. Его расформируют и объединят с другими, где поддержка власти выше.

А если оппозиционный кандидат будет слишком жестко критиковать власть – на него подадут в суд за клевету. По закону, суды в Сингапуре, конечно, независимы, но в реальности почти всегда выносят решения в пользу правящей партии.

Еще оппозиционера могут просто посадить в тюрьму, даже не предъявляя обвинений – на основании закона о внутренней безопасности. Этот закон, между прочим, был принят еще в те времена, когда Сингапур был британской колонией. В общем, неудивительно, что в парламенте Сингапура у правящей партии 83 места, а у оппозиции – всего 6.

РАЙ НЕ ДЛЯ ВСЕХ. Эксперты утверждают, что Сингапур – одна из стран с самым большим неравенством доходов. «Налоговый рай», который делает город-государство особо привлекательным для бизнеса, оборачивается социальным неравенством и классовым расслоением. Местный журналист и бизнесмен Хо Квон Пинг считает, что Сингапур попал в «ловушку неравенства»: дети бедных родителей, в большинстве своем, также остаются бедными. Хо Квон Пинг считает, что, если не изменить налоговую политику, с каждым годом бороться с неравенством будет все сложнее. А это, в свою очередь, обострит социальное напряжение в обществе.

ПОМОЛЧИТЕ. В Индексе свободы прессы, который ежегодно составляет влиятельная организация «Репортеры без границ», Сингапур занимает 151-е место. Для сравнения, путинская Россия расположилась на 148-м месте. Независимых СМИ в Сингапуре практически нет. Более того, крупнейшие теле- и радиостанции принадлежат государству, а печатные издания находятся под строгим правительственным надзором. Кроме того, закон дает властям право ограничивать тиражи или вообще запрещать иностранные издания, которые «вмешиваются во внутренние дела Сингапура». То есть, критикуют политику страны.

СТРАНА ШТРАФОВ. Строгость сингапурских законов уже давно стала притчей во языцех. Даже за самые мелкие правонарушения в этой стране предусмотрены совершенно драконовские наказания. Штрафы от 300 долларов и выше полагаются не только за брошенный на дорогу мусор или курение в неположенных местах. Но и, например, за то, что вы решили перекусить на ходу или не смыли за собой в общественном туалете.

В Сингапуре по-прежнему существуют смертная казнь и телесные наказания. А в магазинах продаются усовершенствованные розги для порки детей.

БЕЗ ИЗЮМИНКИ. Такая система породила особенный тип общества. И исследователи, и обычные путешественники называют Сингапур «раем для перфекционистов». Местные жители много работают, не дают взяток, очень прилежны и честны. Однако им не хватает инициативы, творческого мышления и чувства юмора. В обществе, жизнь которого жестко регламентирована правительством, царят конформизм и боязнь нарушить установленные нормы.

КСТАТИ, в начале 1990-х годов Сингапур посетил американский писатель, «отец киберпанка» Уильям Гибсон. Свои впечатления от увиденного он описал в колонке под названием «Диснейленд со смертной казнью» в журнале Wired. После публикации этой колонки распространять журнал в Сингапуре запретили.

Читайте также: ЧТО НАДО ЗНАТЬ О СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ И ПОЧЕМУ ЕЕ ВСЕ БОЯТСЯ

Поделиться

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Читайте на ETCETERA

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами