Почему МОН против репетиторства? Перестанут ли учителя зарабатывать на дополнительных уроках?

Недавно министр образования и науки Лилия Гриневич в интервью львовскому изданию «Высокий замок» заявила, что «учитель, который непосредственно учит ребенка в школе, не может быть репетитором». Чиновница назвала это конфликтом интересов и рассказала, в каких случаях платные дополнительные уроки являются законными и уместными. EtCetera выяснял, почему МОН против школьного репетиторства, и что думают об этом сами учителя.

ФАКТ. По словам Лилии Гриневич, школьное репетиторство создает конфликт интересов, ведь учитель заинтересован работать на уроке таким образом, чтобы дети вынуждены были приходить к нему на платные дополнительные занятия. Чиновница отмечает, что это, во-первых, непедагогично, а во-вторых, является нарушением. Однако есть и легальный способ проводить платные уроки.

Лилия ГРИНЕВИЧ, министр образования и науки Украины:

Школа имеет право предоставлять легальные платные образовательные услуги. Среди них — индивидуальное обучение с детьми. Это учитывается как урок. С родителями заключается договор о предоставлении платных образовательных услуг.

Гриневич отмечает, что МОН уже разослал соответствующие письма с разъяснениями по украинским школам.

Почему МОН против репетиторства? Перестанут ли учителя зарабатывать на дополнительных уроках?НЕТ ВЫБОРА. Педагоги преимущественно «за» репетиторство. И причина не только финансовая, хотя в сезон подготовки к ВНО учителя могут получить дополнительно еще одну зарплату в месяц. А если речь идет об иностранном языке, то платные занятия приносят даже больше, чем официальная позиция в школе.

Главное, как отмечают украинские педагоги, — это большие классы и очень короткая программа. Уделить внимание каждому ребенку, когда на одном уроке сидит 30-35 детей, очень сложно. В таком случае речь уже не идет об индивидуальном подходе и «подтягивании» отстающих.

В младших классах этот пробел могут заполнить родители, которые по рекомендации учителя самостоятельно занимаются с ребенком. Но даже в этом возрасте это не всегда срабатывает. Что уж говорить о старшеклассников — у них и программа сложная (не все родители помнят школьный курс математики или физики), и объем материала, который надо обработать, больше. Поэтому часто без профессионального постороннего вмешательства — никуда. И винить школьных учителей за то, что они не помогают ученикам бесплатно сверх своих должностных обязанностей, тоже неправильно.

Учительница английского языка Мария преподает в одной из харьковских школ. Она рассказала EtCetera, что репетиторство для нее — основная статья дохода, потому что в течение четырех лет работы ей ни разу не давали полную ставку. Мария занимается и со своими учениками, и с детьми из других школ все это время, однако держит это в тайне от коллег. Говорит, что никакое разделение на группы не поможет научить детей английскому за три часа в неделю, особенно когда речь идет о будущей эмиграции. Однако учительница уверена, что рассказы о педагогах, «специально преподающих плохо», чтобы брать деньги за дополнительные занятия — это попытка дискредитировать педагогов. На самом деле качество школьного образования страдает от отсутствия мотивации и общественной поддержки. Тем не менее, по словам Марии, есть немало случаев, когда учителя английского в школу идут работать именно ради «базы учащихся». За несколько лет они «делают себе имя» и могут идти из школы.

Почему МОН против репетиторства? Перестанут ли учителя зарабатывать на дополнительных уроках?ШКОЛЬНЫЕ ПОДПОЛЬЩИКИ. Экс-руководитель Украинского центра оценивания качества образования Игорь Ликарчук разделяет репетиторов на три группы:

— работающие легально, платящие налоги как частные предприниматели;

— те, кто «подрабатывает» репетиторством на пенсии или отойдя от педагогической деятельности;

— так называемые школьные «подпольные» репетиторы.

И если в целом Ликарчук выступает за репетиторов, как альтернативу некачественному официальному образованию, то к «подпольщикам» в частности относится крайне отрицательно.

Игорь ЛИКАРЧУК, экс-руководитель Украинского центра оценивания качества образования:

Работая в школах, они репетиторствуют со своими учениками. Иногда даже во время официального учебного процесса. Это — раковая опухоль в школах. Избавиться от нее не помогут примочки и компрессы. Только радикальные методы — освобождение руководителей школ и горе-«репетиторов», которые злоупотребляют своим служебным положением.

Почему МОН против репетиторства? Перестанут ли учителя зарабатывать на дополнительных уроках?РЕПЕТИТОРСТВО И ВНО. Среди лидеров по результатам ВНО ежегодно есть дети, которые не занимались с репетиторами. Это говорит и о качестве образования, которое предоставляют их заведения, и о настойчивости самих школьников. Однако исследования аналитического центра CEDOS показывают, что именно занятия с платными репетиторами добавляют больше баллов на тестировании, в том числе с репетиторами, которые одновременно являются школьными учителями ребенка. Такие занятия однозначно весят больше, чем подготовка «дома с родителями» и даже больше подготовительных курсов при университетах. Однако отметим, что есть и много других факторов, которые прямо или косвенно влияют на результаты экзаменов: состояние семьи, образование родителей, расположение школы, количество детей в классе, наличие домашней библиотеки и тому подобное.

Игорь Ликарчук также отмечает большую заслугу репетиторов в подготовке к ВНО. По его словам, около 70% детей, сдающих тест, занимались с платными педагогами дополнительно. И, кстати, всплеск репетиторства в Украине эксперт объясняет именно введением Внешнего независимого оценивания.

Почему МОН против репетиторства? Перестанут ли учителя зарабатывать на дополнительных уроках?КАК ЭТО МОЖЕТ РАБОТАТЬ? В мире есть несколько моделей, по которым строится схема индивидуального (дополнительного) образования ребенка. Например, в США репетиторов для детей, которые «не тянут» программу, нанимает государство. Если школа видит, что какие-то ученики существенно отстают и нуждаются в посторонней педагогической помощи, она делает запрос в соответствующую инстанцию, и таким детям выделяют репетитора. Дополнительные занятия проходят непосредственно в школе во время школьного дня.

В Южной Корее действуют так называемые хагвоны (академии), где дети со средней и старшей школы занимаются дополнительно едва ли не каждый день после обычных школьных занятий. В хагвонах есть свои штаты педагогов, которые параллельно не могут преподавать в обычных школах. Есть в стране и сертифицированные репетиторы — это обычно бывшие университетские преподаватели, которые готовят детей к поступлению в заведения высшего образования. И в США, и в Южной Корее сочетать школьное учительство с платным репетиторством запрещено. Если педагога в этом заподозрят, он потеряет свое место. Правда, отметим, что зарплата корейских и американских учителей не самая низкая на рынке труда.

Харьковчанка Мария, преподающая английский язык в средних и старших классах, говорит, что сейчас никакие рекомендации МОН и напоминание о педагогической этике ситуацию в Украине не изменят. Во-первых, в администрациях школ также немало «подпольных» репетиторов. А во-вторых, именно спрос рождает предложение. Поэтому если дети сами будут выбирать альтернативные варианты подготовки — на курсах или с репетиторами-предпринимателями, — то и школьные учителя не будут иметь «клиентов».

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт
опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами