«ОХМАТДЕТ»: как меняется главная детская больница страны с приходом нового главного врача? Часть первая

Новую руководительницу на открытом конкурсе поддержали единогласно в конце лета. Последние 14 лет Ирина Садовьяк руководила районной больницей в Коломые. С ее предшественником в Минздраве отказались продлить контракт и критиковали за перенаселение больных детей в палатах, отсутствие условий для родителей (которые вынуждены спать на одной кровати с ребенком или ночевать в машине под больницей) и коррупцию. Отдельная история взаимных обвинений МЗ и руководства «Охматдета» была в вопросе закупок лекарств. Сейчас больница должна оставить в прошлом этот негатив, рассказывает между совещаниями и разговорами с пациентами в своем кабинете Ирина Садовьяк.

«ОХМАТДЕТ»: как меняется главная детская больница страны с приходом нового главного врача? Часть первая

В первой части интервью корреспондент Etcetera Евгения МОТРИЧ узнала у руководительницы крупнейшей детской больницы страны о том, когда в «Охматдете» заработает линейный ускоритель, когда откроют комнату «быта» для родителей, которые временно ухаживают за больными детьми, и что происходит с закупками препаратов для онкобольных детей.

Вторая часть интервью с Ириной Садовьяк — ЗДЕСЬ.

Справка Etcetera. 

«ОХМАТДЕТ»: как меняется главная детская больница страны с приходом нового главного врача? Часть первая

«ОХМАТДЕТ» — крупнейшая национальная детская специализированная больница в Украине. В ее стационаре ежегодно лечат до 18 тыс. детей. И почти 20 тыс. детей получают неотложную помощь в травмпункте. Ежегодно в «Охматдете» проводят 7 тыс. операций.

ЛИНЕЙНЫЙ УСКОРИТЕЛЬ и новые возможности в лечении онкобольных

«ОХМАТДЕТ»: как меняется главная детская больница страны с приходом нового главного врача? Часть первая

На днях в «Охматдете» установили дорогостоящее радиологическое оборудование для диагностики и лечения онкобольных детей, которое было закуплено пять лет назад.

«Тримодульная система AnyScan ОФФЕКТ/КТ/ПЭТ стоимостью 35 млн гривен должна диагностировать онкозаболевания у детей и отслеживать эффективность и целесообразность лечения», — заявила тогда министр здравоохранения.

Etcetera: Кому конкретно и как быстро сможет помочь установленное оборудование. О каких операциях идет речь?

Садовьяк: Что касается линейного ускорителя, так это то оборудование, на котором мы сможем лечить детей со сложными онкопатологиями. Это очень точный прибор. Их не так много в Украине, но очень важно закупить эти приборы для «Охматдета», потому что сейчас, если деткам нужна такая помощь, то она предоставляется во взрослых больницах. Несмотря на то, что это оборудование долго стояло на складах, компания, которая поставила его, пошла на уступки и заменила там много элементов, которые морально устарели. На сегодня он готов к принятию пациентов, а врачи уже прошли обучение. Но надо сейчас дождаться нескольких вещей: сдачи первой очереди нового корпуса «Охматдета» и лицензии (на использование оборудования) от ядерного комитета.

Etcetera: Это только часть оборудования, насколько я понимаю? Что еще? И есть ли шанс запустить в работу все вместе?

Садовьяк: У нас смонтирован КТ-симулятор для подготовительного процесса для линейного ускорителя (там определяется проблема и происходит подготовка к лечению). Этот аппарат также установлен, мы на этапе — 90%. Самая большая проблема была с ПЭТ-КТ. Это то диагностическое оборудование, которое может определять на ранних стадиях, есть ли онкозаболевание. Сейчас вы видели те коробки на складах. Строителям дали месяц на завершение ремонта. Кроме того, мы завершаем переговоры с производителями о том, как и когда они это оборудование установят.

Etcetera: Сколько детей, нуждающихся в таком лечении, в Украине?

Садовьяк: Не знаю статистики. Но если мы сдадим полностью новостройку, то там будет онкологическое отделение. У нас есть наработки по лечению детей с онкогематологической проблематикой. Там будут дополнительные койки.

Etcetera: это те дети, которых сегодня отправляют за границу?

Садовьяк: Не всегда. Это дети, которые лечатся и в детских больницах (с ПЭТ-КТ помогает клиническая больница «Феофания»). Что касается линейного ускорителя — мы планируем даже в этих условиях открыть хотя бы 65 коек, чтобы начать наработки и чтобы это лечение происходило в условиях больницы.

КОГДА НАЧНЕТСЯ ЛЕЧЕНИЕ?

Садовьяк: Реальное положение дел таково: надеюсь, в январе 2018-го мы завершим строительные работы и тогда будет идти речь о запуске линейного ускорителя. Но есть еще целый ряд оборудования, по которому проходят тендеры. Там есть проблемы, но по всем лучшим прогнозам до марта 2018-го запустим полностью комплекс.

Etcetera: Вы в своей речи во время конкурса на должность главного врача «Охматдет» обещали изменить условия пребывания в больнице. В частности, это касалось родителей, которые вынуждены ухаживать за больными детьми. Что уже сделано в этом направлении?

Садовьяк: Что касается реанимации, то, конечно, там где родители хотят быть и помогать — они присутствуют, кроме экстренной помощи (тогда родителей просят подождать).

Что касается условий для детей (ведь это детская больница) — эти условия не выдерживают критики. Когда в одной комнате 6-7 кроватей и родители спят с детьми на одной кровати — это не выдерживает никакой критики. Так не должно быть. Кардинально изменить эту ситуацию мы сможем, когда будет сдано новое здание.

Кроме того, сейчас мы на этапе подписания меморандума с фондом Рональда Макдональда. Мы выбрали сегодня помещение, где это в первую очередь поможет родителям (комнаты, где родители могут поспать, постирать, покушать Ред.). Это онкогематология и центр неонатологии. Также я думаю о хирургическом комплексе, потому что это наибольший поток пациентов. Я точно знаю, это надо максимально быстро сделать, но о сроках трудно говорить.

А С ЛЕКАРСТВАМИ ЧТО?

Садовьяк: В «Охматдете» одно из лучших обеспечений лекарствами по Украине…

Etcetera: Было много критики в адрес МЗ из-за того, что на складах «Охматдета» в определенные периоды не было нужных лекарств, или срок действия этих лекарств был довольно короткий. Соответственно, в Минздраве критиковали врачей, которые сделали нерациональный заказ. Какая сегодня ситуация с обеспечением и перераспределением препаратов?

Садовьяк: То, что государство обеспечивает и нам поставляет на склады, это, как правило, препараты для онкогематологии и для центра токсикологии. Проблема в том, что эти поставки идут с опозданием — заказ смещен во времени на год.

Ранее, вероятно, не хватало плотного сотрудничества (больницы и министерства. — Ред.). Недостаточно подготовить письмо для перераспределения препаратов, потому что если нам какой-то препарат или расхдник не нужен (по разным причинам), то мы готовим письмо в Минздрав с просьбой перераспределить по другим регионам, и его нельзя просто бросать в почтовый ящик. Надо звонить, стучать…

Не могу сейчас абсолютно подчеркнуть, что нет у нас таких проблем. Сейчас мы готовим заказ по методике расчета от Минздрава. Большинство вопросов удовлетворяет государственная закупка. Перераспределение состоялось, есть препараты, которые нам не нужны, но по ряду причин их нельзя распределить и есть риск, что мы их не используем. Но этот процесс уже налажен.

Мы встретились с представителями ПРООН (Программа развития ООН. — Ред.), которые закупают препараты для онкогематологии. Они нам четко рассказали, когда будут поставки, и мы знаем, на что рассчитывать. Когда же понимаем, что государственные закупки не успевают, то мы обращаемся к благотворителям и действительно помогают. Бывают такие месяцы, когда  до 3 млн гривен благотворители дают — медикаментов, сетов… Реально по государственным поставкам все потребности в препаратах закрыты, и серьезных проблем нет.

Etcetera: А то что касается закупок больницы?

Садовьяк: Мы проанализировали этот вопрос. Было так, что больница покупала что-то, не зная, купит ли государство. И поэтому возникли остатки. Но сейчас я анализирую количество медикаментов и лекарств, которые мы даем пациентам, и могу с уверенностью сказать — основным больница обеспечивает.

У меня есть с чем сравнить: когда в регионе, где я работала, на койко-день было предусмотрено 7 гривен на медикаменты, то в «Охматдете» ребенка — примерно 1200 гривен.

О том, кого ищет новая руководительница «Охматдета» в свою команду, и как собирается зарабатывать для больницы, в следующей части интервью.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт
опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами