История украинского секса. Часть третья: почти вчера

В предыдущей части обзора EtCetera рассказывал о том, что в 1930-х годах в Советском Союзе в плане секса произошел консервативный поворот. Мало что изменили в этом деле и смерть Сталина, и хрущевская «оттепель». Разговоры о сексе по-прежнему считались табу, а общественные нравы (по крайней мере, внешне) были вполне пуританскими – почти как до революции. Только в самом конце 1980-х годов, с началом Перестройки, ситуация начала постепенно меняться. 

ДО. Часто приходится слышать, что первыми «проповедниками» сексуального раскрепощения в тогда еще советской Украине 1970-80-х годов были хиппи и прочие молодые неформалы. Но это не совсем так. Сексуальная революция, ставшая на Западе неотъемлемой частью контркультуры, в СССР большого распространения не получила. Были отдельные сторонники «свободной любви» – вот, собственно, и всё. В целом же, сексуальная культура неформалов мало чем отличалась от остальной советской молодежи.

Некоторые социологи утверждают, что длинные волосы и сережки у мужчин, нарушая традиционные гендерные стереотипы, были признаком сексуального раскрепощения. Звучит не особо убедительно. Тем более  что движение хиппи было в основном мужским – тусовавшиеся с хипарями девушки чаще всего были просто чьими-то подругами, а не полноправными участницами.

ВО ВРЕМЯ. Только Перестройка и провозглашенная ею гласность позволили в открытую говорить о проблемах пола. Начали публиковаться первые, часто совершенно несуразные книжки на эту тему. Например, одна из таких книжек перемежала изображения сексуальных поз с цитатами из классиков марксизма-ленинизма и историями из жизни заслуженных революционеров.

Если раньше общество однозначно осуждало людей, живущих гражданским браком, после Перестройки такую практику стали считать вполне нормальной. Уровень сексуальной терпимости значительно повысился. Кстати, впервые за долгие годы смогли выйти из подполья украинские геи. Общество начало получать объективную информацию об ЛГБТ (хотя такого понятия тогда еще не существовало), правда, только в 1991 году власти перестали считать «мужеложство» уголовным преступлением. У украинских геев появилось даже что-то вроде неформальной столицы – курортный поселок Симеиз в Крыму.

ПОСЛЕ. Общество 1990-х годов стало намного более раскрепощенным, а сексуальная тематика уверенно чувствовала себя в прессе и на телевидении. Эротические фильмы больше не нужно было покупать из-под полы на видеокассетах: теперь их демонстрировали в кинотеатрах и по телевидению.

В 1992 году в таком достаточно консервативном городе, как Тернополь, вышел первый номер первой украинской эротической газеты «Пан + Пані». Впрочем, с уникальным содержанием были проблемы – большую часть текстов и практически все фотографии авторы газеты перепечатывали из заграничных журналов.

НАШЕ ВРЕМЯ. Со времен очередной сексуальной революции времен Перестройки прошло уже почти тридцать лет, однако в обществе по-прежнему не утихают споры. Для приверженцев прогрессивных взглядов очевидно, что секс должен быть освобожден от всех условностей, предрассудков и табу – ведь это самая что ни на есть естественная потребность человека, такая же, как еда или сон. Консерваторы, напротив, встречают в штыки любые прогрессистские инициативы – начиная от сексуального просвещения в школах и заканчивая равноправием для сообщества ЛГБТ.

«Сексуальная сфера в нашем коллективном бессознательном – это одна большая, вязкая, многоуровневая травма, с которой мы, как общество, еще даже и не начинали работать», – писала в прошлом году в своем блоге известная украинская феминистка Тамара Злобина. И с ней сложно не согласиться.

Читайте также: ИСТОРИЯ УКРАИНСКОГО СЕКСА. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Иллюстрация: В. Барыкин

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами