ХРОНОГРАФ. Как парень из украинского села стал героем аргентинского сериала

ХРОНОГРАФ. Как парень из украинского села стал героем аргентинского сериала

 
 
00:00 / 6:45
 
1X

В проекте ХРОНОГРАФ на сайте EtCetera мы говорим о тех людях, событиях и явлениях в истории Украины, о которых вам вряд ли рассказывали в школе или вузе.

В 2010 году на экраны вышел аргентинский исторический сериал «То, что нам оставило время» – о событиях, происходивших сто лет назад. Популярный актер Родриго де ла Серна сыграл в этом сериале некоего Симона Радовицкого. Этому же Симону Радовицкому аргентинский писатель Освальдо Байер посвятил песню, а английский писатель Брюс Чатвин написал о нем книгу. Не говоря уже о том, что многие аргентинцы считают его народным героем.

Кто такой этот Симон и почему о нем до сих пор помнят? Начнем с того, что родители назвали его не Симоном, а Семеном, и он был нашим земляком. Семен Радовицкий родился в 1889 году в селе Степановка (сейчас это Криничанский район Днепропетровской области) в бедной еврейской семье.

Родители хотели дать сыну хорошее образование, поэтому перебрались из родного села в большой город Екатеринослав (нынешний Днепр). Однако их мечтам не суждено было сбыться. С десяти лет Семену пришлось работать подмастерьем у слесаря (и ночевать под обеденным столом мастера), а в четырнадцать лет он уже устроился на фабрику.

В Российской империи начала ХХ века большинству рабочих жилось совсем несладко. Трудиться приходилось по десять, а то и по двенадцать часов в сутки, в условиях, которые трудно назвать человеческими. Неудивительно, что работяги бунтовали, требуя восьмичасового рабочего дня. В июне 1904 года такая забастовка вспыхнула на фабрике, на которой работал Семен. Естественно, он к ней присоединился. Бастующих разгоняли казаки, особо не церемонясь.

Семена ударили саблей в грудь, и следующие полгода он провел в больнице. Это происшествие превратило парня в революционера. А из всех революционных движений наибольшую симпатию у него вызывали анархисты – они были самыми решительными и стремились не к захвату власти, а хотели отменить всякую власть. Семен погрузился в революционную борьбу: он распространял запрещенные листовки и брошюры, организовывал акции протеста, не раз оказывался за решеткой. В конце концов, в 1908 году молодого анархиста отправили этапом в Сибирь, но по пути ему удалось сбежать.

В Российской империи Радовицкого ждала каторга или казнь. Поэтому он, обзаведясь с помощью товарищей-революционеров фальшивыми документами, купил «билет в один конец» на корабль, отправлявшийся в столицу Аргентины, Буэнос-Айрес. Здесь Семен снял жилье в складчину с несколькими другими эмигрантами из Украины и устроился на работу механиком.

Очень скоро Семен (теперь его называли на испанский манер – Симоном) понял, что порядки в Новом Свете не особенно отличаются от тех, из-за которых он был вынужден покинуть родину. Несколько десятков аристократических семей сосредоточили в своих руках всю власть, деньги и землю в стране. Положение рабочих было не лучше, чем в Российской империи, а хуже всего приходилось иммигрантам. У них вообще не было никаких прав, а требовать равноправия они не могли – за это могли попросту выслать из страны.

Весной 1919 года городские власти Буэнос-Айреса, по инициативе начальника местной полиции полковника Рамона Лоренсо Фалькона, ввели новый муниципальный кодекс, направленный непосредственно против иммигрантов. В ответ профсоюзы кучеров, погонщиков повозок и шоферов объявили всеобщую забастовку. Главную демонстрацию назначили на 1 мая. К ней присоединился и Симон Радовицкий – он шел в первых рядах демонстрантов. На площади Лореа собрались около 10 тысяч человек, среди которых были женщины и пожилые люди. Однако колонна не прошла и полусотни метров, как полицейские открыли по безоружным людям огонь. Точное число погибших в тот день до сих пор неизвестно. По самым приблизительным данным, полицейские застрелили восьмерых рабочих, еще больше ста человек были ранены. Впоследствии выяснилось, что приказ стрелять по толпе отдал лично шеф полиции Фалькон (после этого в народе его прозвали «Бешеным псом»).

Рабочие Буэнос-Айреса объявили новую забастовку, требуя уволить Фалькона. Но Симон Радовицкий решил, что этого мало. 14 ноября 1909 года он подстерег экипаж начальника полиции в районе городского кладбища и швырнул в него какой-то сверток. Прогремел взрыв, Фалькон и его помощник погибли на месте. Радовицкого задержали практически сразу. Он дважды выкрикнул в лицо «паковавшим» его полицейским: «Да здравствует анархия!» и пообещал, что на каждого «бешеного пса» найдется своя бомба.

Украинца приговорили к заключению «на неопределенный срок» и отправили на самый «край света» – в тюрьму в городе Ушуайя на острове Огненная Земля, в шести днях плавания от Антарктиды. Туда отправляли самых закоренелых уголовников и самых опасных политзаключенных. Живыми оттуда не возвращался практически никто.

Симон провел в тюрьме в Ушуайе двадцать лет, пережил пытки и издевательства, а каждый год, в годовщину убийства Рамона Фалькона, его на месяц переводили в карцер с рационом из хлеба и воды. Но Симон не сдавался. Он так и не раскаялся в совершенном, никогда не просил пощады, несколько раз объявлял голодовку протеста и дважды пытался сбежать из тюрьмы. А тем временем на воле Радовицкий стал настоящей знаменитостью. Его товарищи-анархисты, а также правозащитники и либеральная пресса требовали освободить политзаключенного. Кстати, Радовицкого поддержали и латиноамериканские коммунисты, но он публично отверг их поддержку в открытом письме, напомнив о терроре и репрессиях в Советском Союзе.

В конце концов, правительство уступило требованиям общественности и в 1930 году выпустило Симона Радовицкого на волю. Но сразу же выслало из страны. Симон несколько лет прожил в соседнем Уругвае, а потом отправился в Испанию – сражаться на стороне республиканцев в гражданской войне против ультраправых мятежников генерала Франко. После падения республики Радовицкий перебрался во Францию. Когда же Францию оккупировали немецкие нацисты, он эмигрировал в Мексику. Здесь он работал на фабрике детских игрушек, помогал политическим эмигрантам и писал статьи для анархистских газет. Умер Симон Радовицкий в 1956 году от сердечного приступа.

В нынешней Аргентине полковнику Рамону Фалькону установлен памятник, его именем названа площадь и полицейская академия. Однако для многих аргентинцев настоящим героем остался не начальник полиции, а убивший его украинец из Степановки. А на памятнике Фалькону с завидным постоянством появляется надпись «Simonvive!», что означает «Симон жив!»

На сегодня все.

Если у вас есть что сказать – не молчите, оставляйте ваши мнения и предложения в комментариях под записью и не забывайте слушать нас на сайте EtCetera.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами