Домашнее насилие: почему украинки страдают больше, чем американки и испанки?

Ежегодно украинские правоохранители фиксируют более 100 тыс. обращений о домашнем насилии. В большинстве случаев жертвы забирают заявления, а их обидчики возвращаются в семью после «профилактической беседы». Сегодня, в условиях военного кризиса и высокой социальной напряженности, женщины в нашей стране становятся еще более уязвимыми. Но правоохранительная система, несмотря на положительные законодательные изменения, еще не в состоянии обеспечить надежную защиту жертвам насилия. EtCetera выяснял, как это работает в США и Испании.

ЕЩЕ ОДНА СМЕРТЬ. В Запорожье 10 июля 2019 года скончалась 22-летняя Анастасия Ковалева, которую во время ссоры облил горючим веществом и поджег жених. Девушка получила 85% ожогов, пережила несколько операций, но врачам не удалось ее спасти. Правоохранители задержали мужчину на 60 суток, он признался в содеянном, но заявил, что хотел только напугать Анастасию, чтобы «укрепить отношения».

Позже выяснилось, что он отличался патологической ревностью в отношении покойной: проверял ее телефон, ограничивал общение с друзьями. Сама Анастасия в соцсетях писала о неоднократных бурных ссорах с женихом, заканчивавшихся не менее бурными примирениями. Она упоминала о цветах и дорогих подарках, которыми мужчина регулярно баловал ее с самого начала их отношений.

Домашнее насилие: почему украинки страдают больше, чем американки и испанки?Правоохранители говорят, что девушка стала типичной жертвой домашнего насилия. Поведение ее жениха, его «гиперопека» и то, как он ограничивал круг общения своей невесты, выдают в нем домашнего тирана. Однако многие украинки склонны романтизировать ревность своих партнеров и спускать им с рук даже очевидные манипуляции до тех пор, пока не становится слишком поздно.

В Украине с января 2019 года криминализированы все виды домашнего насилия и ужесточены наказание для домашних тиранов, независимо от пола, возраста и особенностей родства. Правоохранителям дали больше полномочий и создали дополнительные механизмы помощи как жертвам, так и тиранам, например, мобильные группы по противодействию домашнему насилию, ограничительные предписания и прочее. Для сотен тысяч украинских женщин (именно они в 90% случаев становятся жертвами домашних тиранов) этот закон должен был стать спасательным кругом – открыть обществу глаза на проблему домашнего насилия и противостоять ее замалчиванию и нормализации. Но до этого пока далеко.

О том, как этот закон работает, EtCetera рассказывал здесь.

Домашнее насилие: почему украинки страдают больше, чем американки и испанки?В США РАЗГОВОР КОРОТКИЙ. В отличие от Украины и других постсоветских стран, например, России, где домашнее насилие, наоборот, декриминализировано, в США и Европе такие преступления имеют неотвратимые последствия. На Западе психологическое, сексуальное, физическое и экономическое насилие «в кругу семьи» не принято замалчивать.

Психолог Оксана Лексель, украинка, более 20 лет проживающая в США, рассказывает, как устроена американская система противодействия домашнему насилию. По ее словам, полиция на вызов о семейных разборках приезжает очень быстро. Правоохранители оценивают обстановку и арестовывает абьюзера на 24 часа. За это время успевает состояться суд. Если жертва забрала заявление (здесь это тоже часто бывает), преступника судит штат. За первое незначительное нарушение полагается несколько месяцев психотерапии, причем платит за нее сам домашний тиран. И все это время он должен жить отдельно от жертвы. По окончании терапии психолог пишет свое заключение, которое рассматривают в суде. Если подсудимый раскаялся и признал свою вину, его отпускают, если нет – его ждет тюремное заключение. Если, вернувшись в семью, он повторит свои действия, то также отправится в тюрьму.

У жертв домашнего насилия в США также есть возможность оформить защитный ордер – запретить абьюзеру приближаться, звонить, писать письма и прочее.

Благодаря введению закона о домашнем насилии в США, начиная с 1980-х годов удалось сократить число женских смертей в семейных разборках с 10 тыс. до 1.5 тысячи в год. Это стало возможным благодаря слаженной работе полиции, судов, психологов и социальных служб, а также специальной подготовке людей, которые непосредственно заняты в борьбе с домашним насилием.

Домашнее насилие: почему украинки страдают больше, чем американки и испанки?В ИСПАНИИ ВСЕ МАКСИМАЛЬНО СЕРЬЕЗНО. Россиянка Ксения Мохамед живет в Испании и ведет блог о жизни в этой стране. На примере истории своей соотечественницы Ольги Глазыриной она рассказывает, как с абьюзерами работает испанская полиция.

Находясь в Испании, Ольга начала получать письма с угрозами от знакомого из России. В конце концов, он прислал фото билетов в Испанию. Когда девушка обратилась за советом к охраннику в своем доме, тот выслушал и посоветовал сразу обратиться в полицию. Она так и сделала.

Несмотря на то, что у Ольги на руках была только переписка и фото, а потенциального обидчика даже не было в стране, к ее обращению отнеслись очень серьезно. С ней несколько часов работала женщина-полицейский (так как она пострадала из-за мужчины), а психолог оценивал степень опасности ситуации по содержанию писем и давал рекомендации по дальнейшему общению с обидчиком. На следующий день назначили суд. Причем это был специальный «женский» суд, где рассматриваются дела, в которых пострадавшие – женщины. Ольге определили бесплатных адвоката, психолога и переводчика.

Все закончилось тем, что данные обидчика Ольги были разосланы во все аэропорты страны. После прилета он оказался бы под пристальным вниманием правоохранителей и мог быть депортирован за любое нарушение правопорядка. А если бы он оказался в провинции, где проживает Ольга или в поле ее видимости, его бы арестовали, доставили в суд (независимо от того, сколько времени прошло со дня обращения в полицию), а после этого депортировали бы.

По словам Ольги, за те несколько дней, пока с ней работали правоохранители и психологи, никто ни разу не поставил под сомнение ее слова, не заставил оправдываться или испытывать стыд. На всех этапах ее поддерживали и проявляли максимальное участие. Она отметила, что испанские правоохранители делают все, чтобы предотвратить преступление, поэтому здесь фраза «когда убьют, тогда и приходите» просто невозможна.

Украинские правоохранители на семейные разборки выезжают все еще неохотно. Во-первых, к их приезду сожители могут и сами помириться. Во-вторых, когда доходит до заявления, жертва обычно отказывается его писать. А в-третьих, у нас до сих пор не налажена работа с домашними тиранами – везти их некуда, а оказывать им психологическую помощь некому. Итог – безнаказанность развязывает обидчикам руки, и насилия становится еще больше.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт
опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами