Будни оккупации: как жилось украинцам в Третьем Рейхе?

Вторая мировая война и оккупация Украины Германией и ее союзниками по-прежнему остаются одним из самых политизированных событий украинской истории. Долгое время историки предпочитали видеть только два эпизода этого трагического времени: террор оккупантов и движение Сопротивления. И только сравнительно недавно ученые задались целью узнать, как жили и выживали в оккупации не «герои» и не «предатели», а обычные украинцы.

ЧЕГО ЖДАЛИ? Официальная советская пропаганда гласила, что с первых дней войны весь народ Украины поднялся на борьбу с захватчиком. Однако историки утверждают: это не так.

Немало людей действительно воспринимали гитлеровцев как врагов и готовы были против них сражаться. Но в то же время ничуть не меньше было тех, чье отношение к немцам можно описать как осторожное ожидание.

Наконец, были и те, кто надеялся, что победа Германии принесет лучшую жизнь. Они говорили, что хуже, чем в сталинском СССР, быть просто не может. Очевидцы вспоминают, что подобные настроения охватили даже некоторых киевских евреев, которые были уверены, что нацистский антисемитизм – это выдумки советской пропаганды.

Наконец, кое-кто верил, что немцы дадут Украине независимость.

ВЛАСТЬ. Все надежды на улучшение достаточно быстро развеялись. Независимой Украина так и не стала. Более того, ее разделили на несколько зон оккупации. В каждой зоне были свои особенности. Например, в Галичине, которая стала частью так называемого «Генерал-губернаторства», порядки были мягче, чем в рейхскомиссариате «Украина», объединившем большую часть украинских земель. Немцы весьма жестко боролись с коррупцией, тогда как румынские власти в Одесской области, наоборот, были крайне коррумпированы. По словам современников, за деньги здесь можно было решить любой вопрос – даже откупиться от всесильной тайной полиции.

ДЕНЬГИ. Отличались и экономические условия. Немцы рассматривали Украину исключительно как источник сырья и дешевой рабочей силы. Соответственно, и выжимали из завоеванных территорий все, что только могли выжать. Крупнейшие предприятия Украины поделили между гигантами немецкой промышленности и установили на них полувоенный режим. Впрочем, по сравнению с довоенными сталинскими порядками здесь почти ничего изменилось.

На многих заводах зарплату выдавали не деньгами, а продуктами или продуктовыми талонами. Исторические документы свидетельствуют: врач в Киеве зарабатывал 500 рублей в месяц, тогда как буханка хлеба на рынке стоила 150 рублей, а килограмм мяса – около 1400 рублей.

«Деньги ходят советские, немецкие и украинские (рубли рейхсомиссариата «Украина»Ред.). И за все вместе ничего нельзя купить», – вспоминает жительница столицы Ирина Хорошунова.

Не дождались перемен к лучшему и сельские жители. Колхозы и совхозы переименовали в «общинные хозяйства», порядки в которых фактически остались прежними. А условия жизни даже ухудшились. Крестьяне были обязаны сдавать оккупантам мясо, молоко, овощи, сено и солому, волокно и прочую продукцию. Что и сколько сдавать – решали местные власти в каждом районе. В Киевской области крестьянские дворы обложили 12 разными видами налогов. А еще действовала обязательная трудовая повинность. За прогулы, «халтуру», невыполнение норм выработки и непослушание властям полагались суровые наказания.

В Одессе «под румынами» в хозяйственной жизни было больше свободы. Румынские власти разрешили открывать частные предприятия и заниматься бизнесом, чем многие одесситы не преминули воспользоваться. В начале 1942 года горожане подали более 5000 заявок на открытие магазинов, ресторанов и парикмахерских, не говоря уже о заведениях, немыслимых в довоенной советской Одессе, вроде казино или публичных домах. Более того, оккупанты восстановили несколько разрушенных в ходе боев жилых домов и предприятий. Впрочем, забота о благосостоянии одесситов объясняется очень просто: румыны были уверены, что заполучили Одессу всерьёз и надолго, поэтому стремились наладить в городе обычную жизнь.

Читайте также: КАК УКРАИНЦЫ СПАСАЛИ ЕВРЕЕВ ОТ ХОЛОКОСТА

НАСИЛИЕ. Отношение к оккупантам менялось очень быстро: равнодушие и надежда скоро сменились сильным недовольством. «Казалось, что немцы нарочито портят отношение к себе», – вспоминала харьковчанка Вера Ладыженская.

Еще до вторжения в СССР, на одном из совещаний высшего командования немецкой армии, Гитлер говорил, что на оккупированных территориях «необходимо устанавливать самый жесткий режим». Руководители на местах с энтузиазмом принялись выполнять приказ фюрера.

Военным чинам, даже низшим, предоставили право расстрела без суда и следствия – например, за нарушение комендантского часа. Вернули физические наказания – например, в Белой Церкви уважаемого старого агронома, который опоздал на лекцию немецкого специалиста, заставили три раза обежать вокруг аудитории. Бывший лидер партии социалистов-радикалов Иван Макух, живший во время оккупации в одном из сел Западной Украины, вспоминал, как администратор села назначил выходной на церковный праздник, а его заместитель потом бил крестьян за то, что они в этот день не вышли на работу. А в Одессе городской голова Герман Пынтя запретил горожанам ездить на велосипеде и есть семечки.

Ну, а евреев и ромов ожидала неминуемая смерть. То же самое касалось и людей, заподозренных в симпатиях к партизанам. Причем, согласно воспоминаниям жителя Полтавской области Михаила Нильского, 90% арестованных не имели к партизанам или подполью никакого отношения.

СЕКС-ИНДУСТРИЯ. В оккупированных гитлеровским Рейхом землях легально работали публичные дома. Например, в Черкассах на улице Сковороды располагалось подобное заведение для немецких военных. Нацисты считали секс процедурой, необходимой не только для здоровья, но и для поднятия морального духа солдата. Поэтому каждый немецкий военнослужащий получал по 5-6 талонов на посещение борделя в месяц.

Сначала в армейских публичных домах работали только немки – причем многие из них делали это из патриотических соображений. Позже появились и местные жительницы – правда, только славянки. Сексуальные связи с татарками, армянками и еврейками солдатам категорически запрещались.

Нередко девушек насильно заставляли работать в публичных домах. Священник из Винницы Василий Салтовец видел, как горожанок хватали прямо на рыночной площади. Впрочем, некоторые шли в бордель добровольно – чтобы прокормить себя и детей.

В ОБЩЕМ, оккупация Украины Третьим Рейхом – одна из самых мрачных страниц нашей истории. Впрочем, и изгнание гитлеровцев советской армией не принесло желанной свободы. Но это уже совсем другая история.

Фото: Projects

Читайте также: АТАМАН ТАРАС БУЛЬБА МЕЖДУ СТАЛИНЫМ, ГИТЛЕРОМ И БАНДЕРОЙ

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами