Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое

Правоохранители в 2017 году ежедневно проводили263 обыска, «посещая» в основном предпринимателей. Это повлекло за собой падение раскрываемости преступлений по сравнению с 2013 годом.

ОБЕЩАНИЯ ВЛАСТИ
В июне 2017 года генпрокурор Юрий Луценко провозгласил курс на защиту бизнеса от обысков, назвав его «священной коровой». Несмотря на это, по итогам 2017 года в Украине был зафиксирован рекорд по количеству обысков за последние 4 года – почти 100 тысяч раз блюстители закона вышли на поиск «доказательств».

Больше всего обысков в прошлом году провели киевские правоохранители, которые помимо столицы выезжают на обыски и в другие регионы, – более 19,3 тысячи. По сравнению с 2013 годом общее число обысков возросло в 1,8 раза, а непосредственно в столице – в 4,7 раза. При этом, согласно официальной статистике Генеральной прокуратуры Украины, Киев можно считать одним из самых неблагополучных по раскрытию преступлений. Почти 80% преступлений остаются нераскрытыми, а на 10 тысяч киевлян приходится 241,4 преступления, что стало своеобразным антирекордом. В среднем по Украине не раскрывается 60% преступлений, а на 10 тысяч населения приходится около 123,4 преступлений.

Сведения об уровне преступности на 10 тыс. населения в 2017 году

В 2013 году Киев занимал третье место по количеству преступлений на 10 тысяч населения, а в среднем по стране тогда совершалось немногим более 110 уголовных правонарушений.

Сведения об уровне преступности на 10 тыс. населения в 2013 году

Если столь значительное количество обысков практически не принесло пользы, то это может означать, что улики искали не в том месте. Но не будут же квалифицированные специалисты просто так терять свое время на бесперспективные занятия, отнимающие много времени?

Выгода от обысков, безусловно, есть, и измеряется она миллионами долларов США. Обыск становится способом заработка на изъятом имуществе у бизнеса. Реже – таким образом блокируют работу по заказу конкурентов. Признают существование коррупции под прикрытием следственных действий и в высших эшелонах власти. О небывалом коррупционном давлении на бизнес с помощью обысков заявлял в октябре 2017 года премьер-министр Украины. Глава правительства отчетливо дал понять, что не стоит превращать обыск в «набег кочевых племен времен Чингисхана»:

Владимир ГРОЙСМАН, премьер-министр Украины:

Мы должны рассматривать блокирование счетов и обыски как крайние меры. Мы инициируем законопроект об ответственности за безосновательные обыски у предпринимателей. Мы будем требовать, чтобы прекратили практику изъятия первичных документов, оригиналов и компьютеров. Когда приходят по надуманным причинам, забирают серверы, компьютеры, документацию – предприятие может остановиться. Всем, кто протягивает руки к честному бизнесу, – дадим по рукам.

Чуть позже министр юстиции Павел Петренко подтвердил, что в основном обыски проводятся у бизнеса с целью «выбивания денег», поскольку те дела, в рамках которых они проводятся, «заканчиваются ничем».

К сожалению, обеспокоенность руководства не достигает сознания их подопечных. Обыски, в результате которых у бизнесменов пропадают наличные деньги или товар на десятки, сотни тысяч и миллионы долларов США, не прекращаются. Поэтому складывается впечатление, что критика правоохранительной системы со стороны генпрокурора и премьер-министра рассчитана на аудиторию телеканалов, газет и интернет-изданий. Заодно дают надежду «священной корове» (бизнесу – Ред.), что большое начальство в Киеве защитит.

Данные предоставлены Государственной судебной администрацией Украины

Резкий рост количества обысков по сравнению с 2013 годом особенно проявился в экономически развитых регионах Украины. Если в целом по Украине число обысков увеличилось на 81%, то в Киеве рост составил 471%, в Киевской области – 303%, в Днепропетровской области – 93,1%, в Одесской области – 92,6%. На этом фоне относительное благополучие наблюдается в Харьковской области с «мизерным» ростом обысков в сравнении с 2013 годом – «всего» на 61,22%.

Данные предоставлены Государственной судебной администрацией Украины

О ЧЕМ ЗАБЫЛИ ГЕНПРОКУРОР И ПРЕМЬЕР-МИНИСТР?
В своих выступлениях первые лица государства обошли тему так называемых «выемок»,которые представляют собой «более легкую» форму обыска, однако пагубно влияют не только на экономику, но и на работу самой правоохранительной системы.

В уголовно-процессуальном кодексе существует понятие «временного доступа к вещам и документам» с возможностью их изъятия. Происходит это следующим образом: следователь подает согласованное с прокурором ходатайство о временном доступе к вещам и документам в суд. В ходатайстве указывается, что именно интересует следствие. При «временном доступе» предусмотрено либо изготовление копий документов, либо их изъятие, особенно, если идет речь о вещах. Если же субъект, который должен выдать искомые вещи, отказывается это делать, тогда следователь или прокурор могут обратиться в суд с просьбой разрешить провести обыск, то есть принудительно их изъять. Одним словом, этот процесс называют «выемкой». Зачастую к данному механизму правоохранители прибегают в отношении государственных органов.

Так вот: количество выемок в 2017 году по сравнению с 2013 годом увеличилось на 10% и составляет невероятных 228,8 тысячи! Учитывая внушительное количество обысков, можно предположить, что на эти два вида следственных действий у украинских органов правопорядка уходит бОльшая часть рабочего времени правоохранителей. 

Игорь СЕМЕНЕНЯ, управляющий партнер юридической компании «Семененя и партнеры»:

На обыск небольшого помещения тратится один день без учета написания ходатайств и согласования с прокуратурой. Бывает, что обыски проводят целую неделю и более, так как в одном определении судьи может быть дано разрешение на обыск по нескольким десяткам адресов или офисного здания большой компании. С выемкой дела обстоят проще, но и тут вместе с получением разрешения от судьи проходит не менее одного дня. Поэтому неудивительно, что, тратя время на хождение по офисам, складам и госорганам, у нас раскрываемость находится на очень низком уровне. Особенно эта взаимосвязь прослеживается на примере Киева – там больше всего получено в суде разрешений на обыск и в то же время – катастрофическая криминогенная ситуация. Среди госорганов наши правоохранители любят таможню. Они посещают ее чаще, чем сами таможенники.

Данные предоставлены Государственной судебной администрацией Украины

Для сравнения были взяты данные 2013 года, поскольку новый УПК вступил в силу только 20 ноября 2012 года и поэтому судебная статистика за последние месяцы 2012 года не отображает всю картину следственных мероприятий.

БОРЬБА С ПРЕСТУПНИКАМИ НА ВТОРОМ ПЛАНЕ
В статистике, предоставленной ГПУ на запрос журналиста EtCetera, самый низкий процент раскрываемости отмечен в Крыму (дела не могут расследоваться из-за его оккупации – Ред.), поэтому анализ стоит начинать с города Киева. Как наглядно показывает статистика, вместе с Киевом в десятку аутсайдеров по борьбе с преступностью в 2017 году вошли те города, где наблюдается огромный всплеск «походов» следователей на объекты с целью поиска доказательств.

Раскрытыми преступлениями считаются те, в которых было вручено сообщение о подозрении в совершении преступления, а также те, в которых был составлен и направлен обвинительный акт в суд (следующая стадия после вручения подозрения – Ред.). Первая таблица показывает, сколько уголовных производств, в которых были определены подозреваемые, органы досудебного следствия передали на рассмотрение в суд для вынесения приговора (приговор может быть и оправдательным – Ред.).

В 2017 году показатели раскрываемости оказались ощутимо ниже. Если в среднем по стране в 2013 году в суд направлялись с обвинительными актами 44,5% всех дел, то в 2017 – только 39,6% дел. Среди рассматриваемых регионов Украины только Днепропетровская область смогла несколько улучшить результаты в раскрытии дел за прошедшие три года. На втором после Киева месте расположилась Одесса с 28,6% обвинительных актов в 2017 году (в противовес 2013 году, когда правоохранители Южной Пальмиры смогли довести до суда 44,3% дел). Падение составило 15,7%.

Следующая таблица характеризует раскрываемость по количеству врученных сообщений о подозрении в совершении преступлений. В среднем по Украине этот показатель в 2013 году был 45,9%. В 2017 году он снизился до 42,1%. Самые плохие результаты снова у Киева и Одесской области.

Отдельно отметим, что в таблицах со статистикой раскрываемости преступлений указаны результаты досудебного следствия всех правоохранительных органов Украины, а именно: Нацполиции, прокуратуры, СБУ, НАБУ и ГФС.

ПЫЛЬ В ГЛАЗА
Давление на бизнес настолько возросло, что в конце 2017 года власти решили успокоить «священную корову» путем внесений изменений в уголовно-процессуальный и уголовный кодексы. Нововведения получили пиар-название «МАСКИ-ШОУ СТОП». Изменения вступили в силу с 7 декабря 2017 и 1 января 2018 года. Отныне обыск должен фиксироваться на видеокамеру, как и рассмотрение ходатайств по уголовному производству в судебном заседании. В статью 236 УПК в качестве действующего лица при обыске добавлен адвокат. Предусмотрено, что в случае недопуска адвоката на место обыска (он должен доказать факт недопуска), а также при отсутствии видеозаписи следственных действий, добытые доказательства признаются недопустимыми и не могут использоваться стороной обвинения.

Законопроект «МАСКИ-ШОУ СТОП» нельзя назвать даже «косметическим». Он носит бутафорский характер, призванный показать псевдозаботу о правах граждан Украины. Законопроект не решил три основные проблемы при обыске:

ПЕРВАЯ ПРОБЛЕМА – кража денежных купюр во время обыска или изъятие товарно-материальных ценностей без указания в протоколе обыска;

ВТОРАЯ ПРОБЛЕМА – невозвращение изъятого имущества, несмотря на вынесенное судом решение о его возврате законному собственнику;

ТРЕТЬЯ ПРОБЛЕМА – ущерб, нанесенный правоохранителями во время незаконного обыска.

Игорь СЕМЕНЕНЯ, управляющий партнер юридической компании «Семененя и партнеры»:

Например, видеокамера во время обыска может не снимать, как следователь пересчитывает купюры, а самого адвоката отвлекут, и потом доказать в суде, что было изъято 300 тысяч долларов, а не 50 тысяч долларов США, будет невозможно. Более того, изъятие денежных средств происходит во всех уголовных производствах, что противоречит некоторым статьям УК, которые не предусматривают конфискацию имущества. Но деньги все равно изымают, и прокуратура не наказывает за это следователей.

В этом контексте стоит вспомнить случай с братом народного депутата Верховной Рады Светланой Залищук в конце 2017 года. По ее словам, после обыска у ее брата пропали денежные средства.

 

УЩЕРБ СИСТЕМА НЕ ВОЗМЕЩАЕТ
Какими варварскими методами пользуются силовики при обыске, можно увидеть на примере IT-компании «Легальный Софт». В процессе поиска «доказательств» были разрушены несущие стены, вследствие чего, по словам местных жителей, в доме появились трещины. Изъятое у предприятия имущество суд обязал вернуть. Но, как минимум 10 месяцев документы и оборудование не возвращались, а адвокат заявил о намеках про дачу взятки за возврат имущества.

При этом, в США и Евросоюзе, которые активно помогают «реформировать» правоохранительную систему, ущерб в таких случаях возмещают из бюджета правоохранительных органов. Но в Украине государство не расплачивается за убытки, которые наносят ее представители.

Грандиозный скандал произошел 23 мая 2016 года при обыске вьетнамского квартала «Лотос» в Одессе.  Незаконные действия силовиков, а также пропажа 2 млн долларов, спровоцировали столкновения с правоохранителями и массовые митинги на протяжении нескольких дней. Кстати, НАБУ открыло уголовное производство по данному факту против сотрудников ГФС и ГПУ. По состоянию на июнь 2017 года, спустя год после случившегося, у детективов НАБУ не было никаких результатов в расследовании дела.

СИМУЛЯЦИЯ РАБОЧЕГО ПРОЦЕССА
Как уже было сказано выше, в июне 2017 года Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о защите бизнеса от «людей в погонах». В связи с этим им было подписано соответствующее распоряжение, целью которого было обязать согласовывать обыски у крупных налогоплательщиков с руководством Генпрокуратуры и области. А защиту малого и среднего бизнеса возложили на плечи глав местных прокуратур. Приведенная в статье статистика показывает, что поручение Юрия Луценко осталось всего лишь буквами на бумаге,а наделе его никто не исполнял.

Журналист EtCetera, в частности, поинтересовался у прокурора Одесской области Олега Жученко, какие меры им предпринимались, для того чтобы эффективно выполнить указание киевского руководства. В полученном ответе перечислены два приказа Олега Жученко о недопущении давления на бизнес – от 5 апреля и 9 августа 2017 года. К мероприятиям по предотвращению незаконных обысков в прокуратуре Одесской области отнесли обсуждение данного вопроса на координационных и итоговых совещаниях, направление копии письма-ориентирования и поручения Генпрокурора в местные прокуратуры, а также направление письма руководителям правоохранительных органов области о порядке проведения следственных действий, которые могут ограничить предпринимателей в правах.

Результатов от бумажной работы и проведения совещаний – ноль. Вернее – результаты отрицательные, так как Одесская область занимает второе после Киева место с самым худшим показателем раскрываемости преступлений и значительным «приростом» обысков в 2017 году по сравнению с 2013 годом.

Впрочем, так и осталось непонятно, зачем давать отдельные поручения, когда есть Закон «О прокуратуре». Напомним содержание п.3 ч.1 статьи 2 «Функции прокуратуры»: «надзор за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие».

По всей видимости, слово «надзор» в современной Украине, где 90% предпринимателей в 2017 году сталкивались с коррупцией, понимается сотрудниками прокуратур в ином смысле, чем это подразумевали законотворцы.

ПРОГНОЗ НА 2018 ГОД
Скорее всего, в 2018 году тенденция по увеличению количества обысков будет продолжаться. Этому будут способствовать две фундаментальные причины: низкая зарплата следователей полиции и привычка получения больших денег от бизнеса. В сферу деятельности следователей полиции входит большинство видов преступлений из Уголовного кодекса. И именно от качества их работы зависит общая криминогенная обстановка в стране. В то время, когда зарплата старшего детектива НАБУ со всеми надбавками может составлять до 65 тысяч гривен, следователь полиции с 10-летним стажем получает около 11 тыс. гривен, с которых еще необходимо выплатить налоги.

Адвокат Анатолий Маркевич считает, что помимо коррупции, ситуация постепенно начала усугубляться из-за принятия в 2012 году Уголовно-процессуального кодекса, ослабившего внутри прокуратуры контроль над досудебным следствием.

Анатолий МАРКЕВИЧ, адвокат:

Ранее имела процессуальное значение подпись или руководителя прокуратуры, или его заместителя, курирующего это направление надзора, но никак не рядового прокурора, который был простым исполнителем и на этом учился. Как правило, руководителями были зубры, и им подчиненные остерегались нести откровенную ерунду на подпись, чтобы не услышать, кто они и что руководители о них думают. А согласно новому УПК, следователю достаточно подписи на ходатайстве простого прокурора – процессуального руководителя, то есть – часто вчерашнего студента, для которого нюансы следствия – темный лес.

Остается добавить, что так называемые следственные судьи, которые удовлетворяют ходатайства правоохранителей об обыске, не несут за это никакой ответственности. В итоге, абсолютно непонятно, с кого спрашивать за незаконный обыск: со следователя, с прокурора, согласовавшего его, или с судьи, давшего разрешение? Хотя, при наличии государственной воли вершить справедливость, абсолютно неважно – какой именно редакцией УПК руководствуются органы.

Читайте также: КАК НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ, КОТОРОЕ ТОЧНО РАССМОТРЯТ И НА КОТОРОЕ ОТРЕАГИРУЮТ?

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Комментарии к “Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое”

  1. Обшуки проводились у сепарів та 5 колони, так триматися. Хай швидше пи- -ють до расіі

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами