Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое

Правоохранители в 2017 году ежедневно проводили263 обыска, «посещая» в основном предпринимателей. Это повлекло за собой падение раскрываемости преступлений по сравнению с 2013 годом.

ОБЕЩАНИЯ ВЛАСТИ
В июне 2017 года генпрокурор Юрий Луценко провозгласил курс на защиту бизнеса от обысков, назвав его «священной коровой». Несмотря на это, по итогам 2017 года в Украине был зафиксирован рекорд по количеству обысков за последние 4 года – почти 100 тысяч раз блюстители закона вышли на поиск «доказательств».

Больше всего обысков в прошлом году провели киевские правоохранители, которые помимо столицы выезжают на обыски и в другие регионы, – более 19,3 тысячи. По сравнению с 2013 годом общее число обысков возросло в 1,8 раза, а непосредственно в столице – в 4,7 раза. При этом, согласно официальной статистике Генеральной прокуратуры Украины, Киев можно считать одним из самых неблагополучных по раскрытию преступлений. Почти 80% преступлений остаются нераскрытыми, а на 10 тысяч киевлян приходится 241,4 преступления, что стало своеобразным антирекордом. В среднем по Украине не раскрывается 60% преступлений, а на 10 тысяч населения приходится около 123,4 преступлений.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое
Сведения об уровне преступности на 10 тыс. населения в 2017 году

В 2013 году Киев занимал третье место по количеству преступлений на 10 тысяч населения, а в среднем по стране тогда совершалось немногим более 110 уголовных правонарушений.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое
Сведения об уровне преступности на 10 тыс. населения в 2013 году

Если столь значительное количество обысков практически не принесло пользы, то это может означать, что улики искали не в том месте. Но не будут же квалифицированные специалисты просто так терять свое время на бесперспективные занятия, отнимающие много времени?

Выгода от обысков, безусловно, есть, и измеряется она миллионами долларов США. Обыск становится способом заработка на изъятом имуществе у бизнеса. Реже – таким образом блокируют работу по заказу конкурентов. Признают существование коррупции под прикрытием следственных действий и в высших эшелонах власти. О небывалом коррупционном давлении на бизнес с помощью обысков заявлял в октябре 2017 года премьер-министр Украины. Глава правительства отчетливо дал понять, что не стоит превращать обыск в «набег кочевых племен времен Чингисхана»:

Владимир ГРОЙСМАН, премьер-министр Украины:

Мы должны рассматривать блокирование счетов и обыски как крайние меры. Мы инициируем законопроект об ответственности за безосновательные обыски у предпринимателей. Мы будем требовать, чтобы прекратили практику изъятия первичных документов, оригиналов и компьютеров. Когда приходят по надуманным причинам, забирают серверы, компьютеры, документацию – предприятие может остановиться. Всем, кто протягивает руки к честному бизнесу, – дадим по рукам.

Чуть позже министр юстиции Павел Петренко подтвердил, что в основном обыски проводятся у бизнеса с целью «выбивания денег», поскольку те дела, в рамках которых они проводятся, «заканчиваются ничем».

К сожалению, обеспокоенность руководства не достигает сознания их подопечных. Обыски, в результате которых у бизнесменов пропадают наличные деньги или товар на десятки, сотни тысяч и миллионы долларов США, не прекращаются. Поэтому складывается впечатление, что критика правоохранительной системы со стороны генпрокурора и премьер-министра рассчитана на аудиторию телеканалов, газет и интернет-изданий. Заодно дают надежду «священной корове» (бизнесу – Ред.), что большое начальство в Киеве защитит.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое
Данные предоставлены Государственной судебной администрацией Украины

Резкий рост количества обысков по сравнению с 2013 годом особенно проявился в экономически развитых регионах Украины. Если в целом по Украине число обысков увеличилось на 81%, то в Киеве рост составил 471%, в Киевской области – 303%, в Днепропетровской области – 93,1%, в Одесской области – 92,6%. На этом фоне относительное благополучие наблюдается в Харьковской области с «мизерным» ростом обысков в сравнении с 2013 годом – «всего» на 61,22%.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое
Данные предоставлены Государственной судебной администрацией Украины

О ЧЕМ ЗАБЫЛИ ГЕНПРОКУРОР И ПРЕМЬЕР-МИНИСТР?
В своих выступлениях первые лица государства обошли тему так называемых «выемок»,которые представляют собой «более легкую» форму обыска, однако пагубно влияют не только на экономику, но и на работу самой правоохранительной системы.

В уголовно-процессуальном кодексе существует понятие «временного доступа к вещам и документам» с возможностью их изъятия. Происходит это следующим образом: следователь подает согласованное с прокурором ходатайство о временном доступе к вещам и документам в суд. В ходатайстве указывается, что именно интересует следствие. При «временном доступе» предусмотрено либо изготовление копий документов, либо их изъятие, особенно, если идет речь о вещах. Если же субъект, который должен выдать искомые вещи, отказывается это делать, тогда следователь или прокурор могут обратиться в суд с просьбой разрешить провести обыск, то есть принудительно их изъять. Одним словом, этот процесс называют «выемкой». Зачастую к данному механизму правоохранители прибегают в отношении государственных органов.

Так вот: количество выемок в 2017 году по сравнению с 2013 годом увеличилось на 10% и составляет невероятных 228,8 тысячи! Учитывая внушительное количество обысков, можно предположить, что на эти два вида следственных действий у украинских органов правопорядка уходит бОльшая часть рабочего времени правоохранителей. 

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое

Игорь СЕМЕНЕНЯ, управляющий партнер юридической компании «Семененя и партнеры»:

На обыск небольшого помещения тратится один день без учета написания ходатайств и согласования с прокуратурой. Бывает, что обыски проводят целую неделю и более, так как в одном определении судьи может быть дано разрешение на обыск по нескольким десяткам адресов или офисного здания большой компании. С выемкой дела обстоят проще, но и тут вместе с получением разрешения от судьи проходит не менее одного дня. Поэтому неудивительно, что, тратя время на хождение по офисам, складам и госорганам, у нас раскрываемость находится на очень низком уровне. Особенно эта взаимосвязь прослеживается на примере Киева – там больше всего получено в суде разрешений на обыск и в то же время – катастрофическая криминогенная ситуация. Среди госорганов наши правоохранители любят таможню. Они посещают ее чаще, чем сами таможенники.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое
Данные предоставлены Государственной судебной администрацией Украины

Для сравнения были взяты данные 2013 года, поскольку новый УПК вступил в силу только 20 ноября 2012 года и поэтому судебная статистика за последние месяцы 2012 года не отображает всю картину следственных мероприятий.

БОРЬБА С ПРЕСТУПНИКАМИ НА ВТОРОМ ПЛАНЕ
В статистике, предоставленной ГПУ на запрос журналиста EtCetera, самый низкий процент раскрываемости отмечен в Крыму (дела не могут расследоваться из-за его оккупации – Ред.), поэтому анализ стоит начинать с города Киева. Как наглядно показывает статистика, вместе с Киевом в десятку аутсайдеров по борьбе с преступностью в 2017 году вошли те города, где наблюдается огромный всплеск «походов» следователей на объекты с целью поиска доказательств.

Раскрытыми преступлениями считаются те, в которых было вручено сообщение о подозрении в совершении преступления, а также те, в которых был составлен и направлен обвинительный акт в суд (следующая стадия после вручения подозрения – Ред.). Первая таблица показывает, сколько уголовных производств, в которых были определены подозреваемые, органы досудебного следствия передали на рассмотрение в суд для вынесения приговора (приговор может быть и оправдательным – Ред.).

В 2017 году показатели раскрываемости оказались ощутимо ниже. Если в среднем по стране в 2013 году в суд направлялись с обвинительными актами 44,5% всех дел, то в 2017 – только 39,6% дел. Среди рассматриваемых регионов Украины только Днепропетровская область смогла несколько улучшить результаты в раскрытии дел за прошедшие три года. На втором после Киева месте расположилась Одесса с 28,6% обвинительных актов в 2017 году (в противовес 2013 году, когда правоохранители Южной Пальмиры смогли довести до суда 44,3% дел). Падение составило 15,7%.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое

Следующая таблица характеризует раскрываемость по количеству врученных сообщений о подозрении в совершении преступлений. В среднем по Украине этот показатель в 2013 году был 45,9%. В 2017 году он снизился до 42,1%. Самые плохие результаты снова у Киева и Одесской области.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое

Отдельно отметим, что в таблицах со статистикой раскрываемости преступлений указаны результаты досудебного следствия всех правоохранительных органов Украины, а именно: Нацполиции, прокуратуры, СБУ, НАБУ и ГФС.

ПЫЛЬ В ГЛАЗА
Давление на бизнес настолько возросло, что в конце 2017 года власти решили успокоить «священную корову» путем внесений изменений в уголовно-процессуальный и уголовный кодексы. Нововведения получили пиар-название «МАСКИ-ШОУ СТОП». Изменения вступили в силу с 7 декабря 2017 и 1 января 2018 года. Отныне обыск должен фиксироваться на видеокамеру, как и рассмотрение ходатайств по уголовному производству в судебном заседании. В статью 236 УПК в качестве действующего лица при обыске добавлен адвокат. Предусмотрено, что в случае недопуска адвоката на место обыска (он должен доказать факт недопуска), а также при отсутствии видеозаписи следственных действий, добытые доказательства признаются недопустимыми и не могут использоваться стороной обвинения.

Законопроект «МАСКИ-ШОУ СТОП» нельзя назвать даже «косметическим». Он носит бутафорский характер, призванный показать псевдозаботу о правах граждан Украины. Законопроект не решил три основные проблемы при обыске:

ПЕРВАЯ ПРОБЛЕМА – кража денежных купюр во время обыска или изъятие товарно-материальных ценностей без указания в протоколе обыска;

ВТОРАЯ ПРОБЛЕМА – невозвращение изъятого имущества, несмотря на вынесенное судом решение о его возврате законному собственнику;

ТРЕТЬЯ ПРОБЛЕМА – ущерб, нанесенный правоохранителями во время незаконного обыска.

Игорь СЕМЕНЕНЯ, управляющий партнер юридической компании «Семененя и партнеры»:

Например, видеокамера во время обыска может не снимать, как следователь пересчитывает купюры, а самого адвоката отвлекут, и потом доказать в суде, что было изъято 300 тысяч долларов, а не 50 тысяч долларов США, будет невозможно. Более того, изъятие денежных средств происходит во всех уголовных производствах, что противоречит некоторым статьям УК, которые не предусматривают конфискацию имущества. Но деньги все равно изымают, и прокуратура не наказывает за это следователей.

В этом контексте стоит вспомнить случай с братом народного депутата Верховной Рады Светланой Залищук в конце 2017 года. По ее словам, после обыска у ее брата пропали денежные средства.

 

УЩЕРБ СИСТЕМА НЕ ВОЗМЕЩАЕТ
Какими варварскими методами пользуются силовики при обыске, можно увидеть на примере IT-компании «Легальный Софт». В процессе поиска «доказательств» были разрушены несущие стены, вследствие чего, по словам местных жителей, в доме появились трещины. Изъятое у предприятия имущество суд обязал вернуть. Но, как минимум 10 месяцев документы и оборудование не возвращались, а адвокат заявил о намеках про дачу взятки за возврат имущества.

При этом, в США и Евросоюзе, которые активно помогают «реформировать» правоохранительную систему, ущерб в таких случаях возмещают из бюджета правоохранительных органов. Но в Украине государство не расплачивается за убытки, которые наносят ее представители.

Грандиозный скандал произошел 23 мая 2016 года при обыске вьетнамского квартала «Лотос» в Одессе.  Незаконные действия силовиков, а также пропажа 2 млн долларов, спровоцировали столкновения с правоохранителями и массовые митинги на протяжении нескольких дней. Кстати, НАБУ открыло уголовное производство по данному факту против сотрудников ГФС и ГПУ. По состоянию на июнь 2017 года, спустя год после случившегося, у детективов НАБУ не было никаких результатов в расследовании дела.

СИМУЛЯЦИЯ РАБОЧЕГО ПРОЦЕССА
Как уже было сказано выше, в июне 2017 года Генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о защите бизнеса от «людей в погонах». В связи с этим им было подписано соответствующее распоряжение, целью которого было обязать согласовывать обыски у крупных налогоплательщиков с руководством Генпрокуратуры и области. А защиту малого и среднего бизнеса возложили на плечи глав местных прокуратур. Приведенная в статье статистика показывает, что поручение Юрия Луценко осталось всего лишь буквами на бумаге,а наделе его никто не исполнял.

Журналист EtCetera, в частности, поинтересовался у прокурора Одесской области Олега Жученко, какие меры им предпринимались, для того чтобы эффективно выполнить указание киевского руководства. В полученном ответе перечислены два приказа Олега Жученко о недопущении давления на бизнес – от 5 апреля и 9 августа 2017 года. К мероприятиям по предотвращению незаконных обысков в прокуратуре Одесской области отнесли обсуждение данного вопроса на координационных и итоговых совещаниях, направление копии письма-ориентирования и поручения Генпрокурора в местные прокуратуры, а также направление письма руководителям правоохранительных органов области о порядке проведения следственных действий, которые могут ограничить предпринимателей в правах.

Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое

Результатов от бумажной работы и проведения совещаний – ноль. Вернее – результаты отрицательные, так как Одесская область занимает второе после Киева место с самым худшим показателем раскрываемости преступлений и значительным «приростом» обысков в 2017 году по сравнению с 2013 годом.

Впрочем, так и осталось непонятно, зачем давать отдельные поручения, когда есть Закон «О прокуратуре». Напомним содержание п.3 ч.1 статьи 2 «Функции прокуратуры»: «надзор за соблюдением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие».

По всей видимости, слово «надзор» в современной Украине, где 90% предпринимателей в 2017 году сталкивались с коррупцией, понимается сотрудниками прокуратур в ином смысле, чем это подразумевали законотворцы.

ПРОГНОЗ НА 2018 ГОД
Скорее всего, в 2018 году тенденция по увеличению количества обысков будет продолжаться. Этому будут способствовать две фундаментальные причины: низкая зарплата следователей полиции и привычка получения больших денег от бизнеса. В сферу деятельности следователей полиции входит большинство видов преступлений из Уголовного кодекса. И именно от качества их работы зависит общая криминогенная обстановка в стране. В то время, когда зарплата старшего детектива НАБУ со всеми надбавками может составлять до 65 тысяч гривен, следователь полиции с 10-летним стажем получает около 11 тыс. гривен, с которых еще необходимо выплатить налоги.

Адвокат Анатолий Маркевич считает, что помимо коррупции, ситуация постепенно начала усугубляться из-за принятия в 2012 году Уголовно-процессуального кодекса, ослабившего внутри прокуратуры контроль над досудебным следствием.

Анатолий МАРКЕВИЧ, адвокат:

Ранее имела процессуальное значение подпись или руководителя прокуратуры, или его заместителя, курирующего это направление надзора, но никак не рядового прокурора, который был простым исполнителем и на этом учился. Как правило, руководителями были зубры, и им подчиненные остерегались нести откровенную ерунду на подпись, чтобы не услышать, кто они и что руководители о них думают. А согласно новому УПК, следователю достаточно подписи на ходатайстве простого прокурора – процессуального руководителя, то есть – часто вчерашнего студента, для которого нюансы следствия – темный лес.

Остается добавить, что так называемые следственные судьи, которые удовлетворяют ходатайства правоохранителей об обыске, не несут за это никакой ответственности. В итоге, абсолютно непонятно, с кого спрашивать за незаконный обыск: со следователя, с прокурора, согласовавшего его, или с судьи, давшего разрешение? Хотя, при наличии государственной воли вершить справедливость, абсолютно неважно – какой именно редакцией УПК руководствуются органы.

Читайте также: КАК НАПИСАТЬ ОБРАЩЕНИЕ, КОТОРОЕ ТОЧНО РАССМОТРЯТ И НА КОТОРОЕ ОТРЕАГИРУЮТ?

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Комментарии к “Бизнес-кошмар: количество обысков в Украине за три года выросло почти вдвое”

  1. Павло

    Обшуки проводились у сепарів та 5 колони, так триматися. Хай швидше пи- -ють до расіі

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт
опрос

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами