Безнадежная или крутая: какое отношение в мире к украинской науке?

Один из международных рейтингов назвал украинскую науку лучшей в мире. Другой показал, что украинские ученые отстают. EtCetera выяснял, кому можно верить и в каком состоянии украинская наука на самом деле.

ФАКТ. Международный рейтинг Good Country Index в категории «Наука и Технологии» отдал первое место Украине. Хотя по всем остальным показателям наша страна оказалась настолько низко, что в общем зачете не вошла даже в число 50 лучших стран мира (Россия, Венгрия, Чехия, Грузия и Польша в их число вошли). Наше место в общем рейтинге – 75, сразу после Брунея, Панамы и Сенегала.

Отметим, что по результатам 2018 года в тройку лучших стран в мире вошли Финляндия, Ирландия и Швеция. При этом ни одна из них ни по одному из семи параметров, которые принимались во внимание (наука, культура, безопасность, вклад в мировой порядок, климат, процветание и равенство, здоровье), не заняла первые места.

ЧТО ЗА РЕЙТИНГ? Good Country Index показывает, какой вклад в развитие человечества делает каждая из 153 стран, которые берутся в расчет.

В каждой из 7 категорий – еще по 5 параметров. Данные по ним взяты из отчетов ООН, ЮНЕСКО, Всемирного банка и других международных организаций. Например, категория «Наука и Технологии» рассчитывается из следующих данных:

количества иностранных студентов;

количества научных журналов и других изданий;

количества международных публикаций;

количества Нобелевских лауреатов;

количества международных патентов.

ВЕРИТЬ ИЛИ НЕТ? На первый взгляд, показатели вполне логичные и должны давать читателю некоторое представление о развитии науки в стране. Однако украинские реалии подсказывают несколько иное.

Во-первых, иностранные студенты в Украину едут за дешевыми дипломами и дешевой жизнью. И их количество отнюдь не связано с высоким уровнем науки в стране.

Во-вторых, авторитетных научных изданий в Украине, как говорят сами ученые, маловато. Большинство из них – это «издание ради издания», которые печатаются вузами, чтобы показать, что «работа ведется». А если говорить об изданиях медицинского направления, то они в основном состоят из перепечаток иностранных статей или рекламного контента.

Например, в перечень научных журналов, которые индексируются в международных науч метрических базах данных Scopus и/или Web of Science, по данным на конец января 2019 года вошло всего 103 издания.

В-третьих, нобелевских лауреатов за время независимости в нашей стране не было. А ученые, чьи имена связывают с Украиной, свой главный научный багаж получили будучи гражданами других стран. Ваксман родился в Украине, но Нобелевскую премию за весомый вклад в победу над туберкулезом получил как гражданин США, так же как и химик Роальд Гофман, и экономист Семен Кузнец. Физик Георгий Шарпак на момент получения Нобелевской премии имел французское гражданство, а литератор Шмуэль Агнон – израильское. Что касается Ильи Мечникова, который родился и 40 лет прожил в Украине, то он получил премию как подданный Российской империи 110 лет назад.

Остались международные публикации и патенты. Как раз по этим параметрам можно было бы наиболее объективно оценить уровень развития украинской науки.

СКОЛЬКО ПИШУТ? А вот по количеству международных публикаций за последние 20 лет (с 1996 по 2017 год), по данным SCImago, наша страна заняла лишь 41 место.

В первую пятерку в этом рейтинге входят США с потрясающим количеством публикаций – более 11 млн, Китай – 5,1 млн, Великобритания – 3,1 млн, Германия – 2,7 и Япония – 2,5 млн. Россия заняла 13 место с 956 тыс. публикаций, Польша – 19 место с 580 тыс. публикаций. В достижениях украинских ученых — 171 тыс. публикаций (примерно по 8500 в год).

ЧТО С ДЕНЬГАМИ? Еще один очень важный показатель – это финансирование. На сферу науки из Государственного бюджета Украины в 2018 году было направлено чуть более 6 млрд гривен, что составляет 0,27% ВВП. При этом средний показателю ЕС – около 2% ВВП, а «научные лидеры» (США, Япония, Южная Корея) тратят на науку от 3 до 5% ВВП ежегодно.

Но сравнение затрат в пересчете в процентах ВВП не столь показательное, как конкретные цифры. 6 млрд гривен – это около 200 млн евро и годовой бюджет среднестатистического университета в Европы. Другое дело – США, где бюджеты ведущих университетов, таких как Гарвард, Йель и Стэнфорд, составляют 20-30 млрд долларов, что сопоставимо с годовыми государственными бюджетами некоторых стран. Добавим сюда специфику финансирования (за рубежом финансируют именно науку, а не стены и штаты, как в Украине) – и получим крайне неутешительную картину.

Однако отметим, что сейчас именно критерии финансирования науки в Украине испытывают большие изменения. Теперь деньги будут идти туда, где действительно проводят важные исследования и делают открытия, а не «справедливо» распределяться между всеми учреждениями образования и науки. И хотя глобально научный бюджет не меняется (разница между 2017 и 2018 годами составляет менее 2 млрд гривен), перераспределение средств может привести к созданию мощных научных центров, которые получат гораздо больше денег, а следовательно и возможностей, чем раньше.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами