О ЧЁМ ГОВОРЯТ? 189

Без денег и договора: как медиков будут наказывать за коррупцию?

Большинство украинских семейных амбулаторий или перешли на новую систему финансирования, или ожидают этого в ближайшее время. А весной 2019 года первые изменения произойдут во вторичном звене – в поликлиниках, где прием ведут узкие специалисты. Но получат ли украинцы гарантии того, что коррупция в виде оплаты анализов, благотворительных взносов и рентгеновской пленки исчезнет из медучреждений полностью. EtCetera выяснял, как будут поступать реформаторы со старыми врачебными привычками.

ФАКТ. Уровень коррупции в украинской медицинской сфере, по сравнению с 2015 годом, уменьшился. Еще три года назад украинское отделение всемирной организации Transparency International отдавало ей пальму первенства (следом шли образование и рынок земли) в этом антирейтинге. А в 2018 году Киевский международный институт социологии расположил медицину в аналогичном топе на четвертой строчке, вслед за образованием, государственными разрешениями и сервисными центрами МВД.

Эксперты говорят, что причины – в повышенном внимании к учреждениям здравоохранения. Ведь с тех пор как началась медицинская реформа, любой локальный коррупционный конфликт становится известен всей стране. И пациенты стали чаще отстаивать свои права на бесплатные или льготные услуги. Хотя отвергать проблему недофинансирования медицинской отрасли тоже нельзя. В таких обстоятельствах бесплатные услуги получают только определенные категории граждан, например, «уважаемые» льготники вроде ветеранов, участники ООС, многодетные, люди с инвалидностью и тому подобное. Таким образом на местах пытаются распределить незначительный финансовый ресурс. Но сколько бы его было, если бы суммы, выделяемые на целевые нужды, доходили до диагностических кабинетов и операционных в полном объеме?

Получается, что только по приблизительным подсчетам рядовые украинцы финансируют систему здравоохранения платежами из карманов минимум на 50%.

ПОЧЕМУ ЭТО ВАЖНО? Медицинская коррупция – это в конце концов потерянные жизни и вред здоровью пациентов. Когда происходят экспертные обсуждения этого вопроса, начинают обычно издалека – с коррупции в медицинских вузах. Далее следует «покупка» мест в больницах. Далее – принятие «благодарности» от пациентов за каждый прием, манипуляцию или операцию и распределение этой «благодарности» внутри медицинского учреждения. Добавить сюда откаты поставщикам лекарств и оборудования, и получится почти полная картина непобедимой медицинской коррупции в Украине.

Может показаться, что отношения Минздрава с поставщиками лекарств или вакцин и покупка должностей мало касается рядового пациента, а заниматься ему надо прежде всего тем, как платить за прием семейному врачу и в рентген-кабинете. Однако каждый такой рядовой пациент страдает от всех «ярусов» медицинской коррупции.

Некомпетентный врач, который платил за экзамены, не сможет оказывать качественную помощь. Руководитель больницы, купивший должность, будет думать только о том, как вернуть потраченные деньги и приумножить их, поэтому будет воровать то, что должно идти на лечение больных. Недобросовестный поставщик, которому договор достался нечестным путем, заложит свои высокие расходы в стоимость препаратов и тому подобное.

КАК БОРОТЬСЯ? По словам заместителя министра здравоохранения Романа Илыка, ключевыми положениями медреформы, которые способны преодолеть медицинскую коррупцию, является переход на оплату услуг вместо койко-мест и конкуренция между врачами. Только тогда, когда каждая манипуляция и каждый шаг пациента в системе здравоохранения будет иметь четкую цену, места для «благодарности» за нечто эфемерное не останется. То же с конкуренцией. Получив возможность менять врача и учреждение, пациент сможет отказываться от услуг коррумпированных медиков, лишая их финансирования с НСЗУ.

В такой модели жесткие меры по отношению к медикам не нужны. Ведь система сама будет заставлять их не брать взятки, чтобы не потерять доверие пациентов, не «опорочить» свое заведение и не потерять место.

Но это касается непосредственного контакта с больными. А как быть с госфинансированием, которое не доходит до конечного потребителя, оседая в карманах чиновников и медиков? В этой сфере МОЗовцы полагаются на систему закупок лекарств и вакцин через международные фонды и e-Health. Последняя объединит важные и дорогостоящие программы типа «Доступных лекарств» в электронной базе данных. Поголовный учет пациентов, выписанных рецептов, врачей и медперсонала и предоставляемых услуг поможет отслеживать потраченные бюджетные деньги.

Например, в 2017 году начал работать электронный реестр инсулинозависимых пациентов. Когда база данных таких больных стала прозрачной, оказалось, что страна может экономить около полумиллиарда гривен только на «мертвых душах», которых ранее вносили в списки для увеличения объема финансирования.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СТИМУЛ для построения честных и открытых отношений между врачом и пациентом – это возможность расторжения договора со стороны НСЗУ. Ведь это означает прекращение финансирования лечебного учреждения. Это и есть крайняя мера, которую Минздрав подготовил для медиков. Но, по словам заместителя министра здравоохранения Павла Ковтонюка, сначала должны быть задействованы местные механизмы. Например, местные власти могут уволить главного врача, чье заведение было обвинено в коррупции. Если ситуация не изменится, обращение к НСЗУ действительно может привести к расторжению договора в одностороннем порядке и прекращения финансирования. Тогда заведению придется искать помощи у местных властей или самостоятельно решать свои финансовые проблемы.

Поделиться
Выразить свое впечатление
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Добавить комментарий

опрос

Найважливіше — в одному листі. Новини, реформи, аналітика — коротко і по суті.

Підпишись, щоб бути в курсі.

Дізнавайся все найцікавіше першим — слідкуй за нашими новинами у соцмережах

Дякую, я вже з вами