Алло, «скорая»! Кто будет приезжать на вызовы вместо врачей?

Параллельно с медреформой, которая стартовала с принятием закона №6327 и предусматривает новые принципы финансирования учреждений медицины, будут происходить изменения в экстренной медицинской помощи (ЭМП). Они анонсируются уже достаточно давно и все это время беспощадно критикуются. EtCetera выяснил, что предлагает Министерство здравоохранения в этой области.

ВМЕСТО ВРАЧЕЙ. То, чего все так боятся — замена врачей и фельдшеров на парамедиков, — все же должно произойти, если правительство согласится на реформу. Но парамедики — это не единственные специалисты, которые будут работать в обновленной системе «скорой». В государственный классификатор уже внесены профессии инструктора по догоспитальной помощи, инструктора по первой помощи и экстренного медицинского техника.

СНОВА ЗА ПАРТУ. В Минздраве сообщают, что уже разработали 4-модульную программу переподготовки фельдшеров и врачей «скорой», которая направлена ​​на повышение их квалификации в соответствии с международными стандартами оказания неотложной помощи. Так, обучение парамедиков, ответственных за оценку состояния пациента и обеспечения необходимой помощи на месте происшествия, а также во время транспортировки в больницу, продлится 3 года и будет приравниваться к уровню бакалавра. Заблаговременно менять структуру службы «скорой» не будут — сначала подготовят кадры. Правда, точного срока полного запуска экстренной помощи нового формата пока нет.

ЧТО ЕЩЕ? Конечно, смена кадров — это не вся реформа. В Министерстве анонсируют также расширение сети подстанций ЭМП, расширение и совершенствование диспетчерской системы, обучение работников полиции, пожарных и спасателей навыкам оказания домедицинской помощи, создание отделений экстренной (неотложной) медицинской помощи в каждой больнице.

ПРЕТЕНЗИИ. Первая претензия к реформе экстренной помощи — это концепция работы парамедиков. Они будут выполнять совсем другие задачи, чем нынешние врачи и фельдшера. По факту, не будут лечить, не будут давать рекомендации, не будут выписывать рецепты, а будут стабилизировать состояние человека для доставки его в больницу. То есть если нынешняя система призвана приблизить высококвалифицированную помощь к пациенту с помощью укомплектованных врачами бригад, то парамедики помощь такого уровня предоставить не смогут.

Вторая претензия — кадровая. В США, чтобы стать парамедиком, медицинское образование не требуется. Там можно прослушать курсы, сдать экзамен — и ты уже парамедик. Украинский Минздрав планирует переучивать уже существующих в системе «скорой» медиков и называет это повышением квалификации, хотя вопрос спорный, ведь врач должен иметь всесторонние медицинские знания, в отличие от парамедика. Сейчас настроения медиков «скорой» таковы, что они готовы уйти с работы, только бы не испытать на себе это изменение профиля. Многие считают это унижением.

10 минут
в городе
и
20 минут
за пределами города —
норматив времени проезда машины
«скорой»
к пациенту.

Третья претензия — инфраструктурная. И это действительно белое пятно реформы. Ведь самостоятельно МЗ ее преодолеть не может — здесь проблемы должны решать другие ведомства. Качество дорог, пробки, освещение улиц, нумерация домов, неправильно припаркованные авто и заблокированные подъезды — это то, что сводит на нет работу парамедиков, для которых время — это главный ресурс. В министерстве отмечают, что ждать инфраструктурных изменений смысла нет, надо уже сейчас внедрять реформу в тех условиях, которые есть. Поможет в этой ситуации только расширение сети подстанций «скорой» помощи и оснащение машин «скорой» качественным современным оборудованием.

Четвертая претензия — отсев вызовов. В странах, где на «скорой» работают парамедики, существует жесткий отсев вызовов по уровню экстенных. Бригада выезжает к пациенту только в случае, когда его состояние угрожает жизни. В Украине же система «скорой» более лояльна. И если нынешние принципы работы уйдут в прошлое, это станет ударом для большого контингента пациентов. Но здесь стоит добавить, что медики «скорой» сами жалуются, что вынуждены тратить время и ресурсы на вызовы, которые не являются экстренными. Пожилые люди вызывают бригаду из-за колебаний давления, молодые родители — из-за температуры или кашля у ребенка и тому подобное.

НО. Не следует забывать, что множество претензий есть и к существующей системе. «Скорая» приезжает медленно, бригады недоукомплектованы, автомобили не оборудованы, в аптечках нет элементарного. При этом условия труда на станциях «скорой» довольно сложные, а зарплата оставляет желать лучшего. Поэтому вообще медики ждут изменений, но изменений другого плана: увеличение финансирования ЭМП, нового оборудования, возможности отсеивать неэкстренное вызовы и повышение зарплат. В Минздраве отмечают, что при нынешних бюджетах это невозможно. Даже поддерживать существующую систему — уже непосильная задача. Поэтому надо искать пути оптимизации расходов. И реформа — один из таких способов.

КСТАТИ. В Минздраве объяснили и норму о вызове врача первичной помощи. Он (семейный врач, педиатр, терапевт) по своему усмотрению принимает решение о предоставлении услуг по месту жительства или пребывания пациента. То же касается и телефонных или интернет-консультаций. Ни возраст пациента, ни его удаленность от больницы, ни отсутствие средств на проезд не могут быть единственными основаниями для вызова и выезда врача. Поэтому решение, приезжать на вызов или нет, остается за медиком.

Читайте также: Что будет с врачами и больницами после медреформы?

Поделиться

Добавить комментарий

Войти используя социальный аккаунт

Читайте на ETCETERA

Самое важное — в одном письме. Новости, реформы, аналитика — коротко и по сути.

Подпишись, чтобы быть в курсе.

Узнавай всё самое интересное первым — следи за нашими новостями в соцсетях

Спасибо, я уже с вами